«Ситуация в Луганске стабильно тяжелая»

2cb9672a835000e2a71a2eb88a6b34994c97f0f6_b_c8decabad4a2416d649a76d061972efe801675c7

Командир одного из крупных подразделений луганских ополченцев утверждает, что его одноименный спецбатальон взаимодействует со всеми военными подразделениями самопровозглашенных республик. Наличие конфликта полевых командиров с народным губернатором ЛНР Валерием Болотовым он отрицает. По словам Лешего, ополченцы готовы и дальше оборонять , при условии миротворческой поддержки России.

На днях «Газета.Ru» сообщила о расколе между крупными подразделениями ополченцев: Валерием Болотовым, которому подчиняется батальон «Заря», и спецбатальоном «Леший». Об этом говорили даже отдельные ополченцы. Но сам Леший опровергает эту информацию:

— В районе Луганска действуют несколько формирований – действующий с самого начала батальон Сергея Югослава, рота ДШБ, батальон «Леший» и созданный немного позже батальон «Заря». Эти подразделения формировались здесь, в бывшем здании Луганского управления СБУ, где мы с вами беседуем. Чуть позже сформировался полк Мозгового и подразделения казаков войска Донского. Со всеми этими подразделениями у нас есть очень тесная связь, я всегда с удовольствием помогаю остальным и принимаю помощь, могу привести тысячи случаев взаимодействия. Конечно, в некоторых моментах хотелось бы более тесного взаимодействия, но когда говорят, что в Луганской республике нет сотрудничества отдельных отрядов, – все это провокация, нас просто хотят раздробить.

Например, 21 июля казаки помогали моим ребятам выйти из окружения, мои ребята из 1-й роты помогали командной роте, что подтверждает взаимодействие.

— Как бы вы описали ситуацию в Луганске? Киев уже несколько дней заявляет о занятии окраин города.

— Ситуация стабильно тяжелая. Действительно, украинские войска подтянули в Луганскую и Донецкую республики огромное количество и техники, и живой силы.

Сейчас в районе Луганска порядка 150 единиц украинской бронетехники – танков, БТР, боевых машин пехоты, там же около шести установок «Град», минимум два «Смерча», тяжелые артиллерийские орудия «Нона»; по данным разведки, в район Луганска прибыли две установки «Точка». Практически вся техника стянута в период так называемого перемирия, которое объявлял Киев. У ополченцев же более 90% вооружения – трофейное, взятое в бою. Те же самые танки и пушки, которые украинские войска бросают при отступлении.

Наш город пытаются взять в кольцо, но пока это у них плохо получается, мы наносим штучные удары, прорываемся в каждом направлении. И это благодаря взаимодействию.

В ходе боев 21 июля, несмотря на массированный напор украинской армии, мы удержали село Приволье, Белоголовку, Попастное, а по некоторым направлениям даже отбросили противника. Эти позиции были обстреляны тяжелой ракетной артиллерией, воронки от снарядов диаметром 10 метров.

— Вы продолжаете получать гуманитарную помощь?

— Все подразделения получают помощь как из ближнего зарубежья, так и других городов Украины: далеко не все украинцы поддерживают нынешнюю власть. Из России в основном посылки поступают из Московской области, Краснодара, Тюмени, других регионов.

Наше направление долгое время находилось в гуманитарной блокаде, близлежащие таможенные пункты были заблокированы украинскими войсками, и ни одна машина, ни один автобус не могли пройти через эти рубежи. Сейчас поток гуманитарной поддержки налажен, мы начинаем получать и медикаменты, и продукты, которые идут в область. Несмотря на заявления киевских властей, мы продолжаем контролировать ряд пограничных пунктов, через которые проходят поставки гуманитарной помощи.

— Какой поддержки вы ждете от России?

— Хотя бы введения миротворческих батальонов. Гибнет много мирного населения, и хотелось бы, чтобы Россия увидела истинную картину в Луганской и Донецкой республиках.

В Луганской республике от бомбежек за сутки в среднем гибнет около 50 человек, некоторых из них убивает осколками взрывной волны дома, они даже на улицу не выходят.

К слову, на посту «Изварино» пару недель назад украинская армия вела прицельный огонь по гражданским машинам с беженцами, едущими в Россию. Был разбит и автобус, вывозивший луганских детей, – он выгорел полностью, даже металл оплавился.

— Киев несколько раз заявлял о занятии окраин Луганска. Город практически опустел и подвергается ежедневным бомбардировкам. Сколько еще Луганск готов обороняться?

— Дух у людей очень крепок — как бы там ни было, Луганск и вся республика не сдадутся. Донбасс еще никогда не ставили на колени. Наш батальон все время на передовой и отступать не собирается. К сожалению, не всегда остается время на то, чтобы отметить наградами наших бойцов – в Донецке, например, отличившимся отрядам раздают ножи с гравировкой. Но уверен, отмечать достойных мы будем после победы.

— Вы единственный луганский батальон, перешедший под подчинение Стрелкову…

— Это не так. Мы заключили со Стрелковым договор о дружеском оперативном подчинении, помогаем друг другу во всех направлениях. Но никакого тесного подчинения у нас нет, Стрелков – значимая фигура в Донецке, Болотов – значимая здесь. Мы с губернатором с первого дня вместе, мы просто не можем конфликтовать. Напомню, что принято решение создать общий координационный штаб в Краснодоне, в который вошел в том числе Стрелков. Мой батальон взаимодействует с ним так же, как и с другими подразделениями – тем же «Бесом» из Донецка, отрядами из Краснодона. Нам говорят – объединяйтесь, но мы и не разъединялись. Когда Стрелкову нужна была помощь, так как мы были ближе к донецкому направлению, мы пришли на помощь. Когда помощь была нужна нам, он нас поддержал.

Андрей КОШИК

www.gazeta.ru
Метки материала: , ,

Комментарии закрыты