ЗАКОНУ НЕ ПОДВЛАСТЕН… | За Краснодар! — Библиотека публикаций

ЗАКОНУ НЕ ПОДВЛАСТЕН…

или история о том, как в Краснодарском краевом суде и следственном комитете покрывают судейский подлог.

Однажды, нежданно негаданно, на меня и журналиста Андрея Кошика напал целый  казачий атаман. 

Сие неприятное событие случилось в пос. Лоо нашего всемирно известного олимпийского курорта Сочи. В январе года  там проходил митинг, организованный жителями, не желающими мириться с бездействием и произволом  местного полицейского начальства и городских властей. Мы с Андреем тщетно пытались найти ответственного от администрации, дабы выяснить, почему сочинские не выполнили требования закона о митингах и удосужились освободить площадку для проведения публичного мероприятия  от автомобилей. Стоящие на площадке от полномочий ответственных  упрямо открещивались, но тут прорезался голос у человека, смачно жующего батон колбасы и ломоть хлеба. Субъект, наряженный в форму  губернаторских патрульных казаков  прошепелявил: «Я старший». Моему недоумению не было предела, с чего бы уполномоченным от администрации олимпийского Сочи был назначен человек, имеющий такой потешный вид? Но мы живём на Кубани,  в последние годы здесь невозможное стало возможным.

Узрев пред собой сие  Явление, я стал вести видеозапись. Ведь если кому расскажешь о такой материализации  властей Кубани – не поверят. Казак-колбаса приблизился к Андрею Кошику и стал вырывать из рук фотоаппарат, сопровождая свои действия матерными угрозами в его адрес. Потом агрессия перенеслась на меня, казак-колбаса схватив профессиональную видеокамеру «SОNY» за объектив яростно пытался вырвать её из моих рук. Силёнок у губернаторской гвардии не хватало, в полне возможно их отнял горячительный напиток, стойкий запах которого источал нападавший и тут на помощь ему пришёл сотрудник пресс-службы администрации Сочи Владимир Киселёв. Один стал тянуть за ручку, другой за объектив.

Казак-колбаса атакует.

Сладкая парочка пыталась завладеть видеокамерой и всё у них вполне могло получиться, но их бандитские действия пресёк секретарь краевого отделения партии «» Михаил , назначенный организаторами уполномоченным за поддержание общественного порядка при проведении митинга. Он вклинился между мной и нападавшими, оттолкнув их. Михаил стал удерживать казака-колбасу, не давая приближаться ко мне. В какой-то момент губернаторский гвардеец вырвался, подбежал и ударил сразмаху по видеокамере и тут же потребовал от находившихся рядом казаков дать ему нагайку. Стойкое желание расправиться с журналистами никак не утихало в буйном мозгу.

Полицейские, стоящие неподалёку в происходящее вмешиваться не спешили, хотя Абрамян с самого начала инцидента  звал полицию, требовал  задержать казака-колбасу и пытался самостоятельно доставить хулигана-грабителя в участок. В ходе налёта была похищена ветрозащита накамерного микрофона редакционной видеокамеры, мне досталась пара существенных ударов в живот и видеокамерой по голове. Губернаторская гвардия также понесла потери- с форменной одёжи отпали атаманские погоны. Спустя время, полицейские соизволили подойти к месту конфликта и препроводили атамана-колбасу в участок, где он, как выяснилось несколькими днями позднее  написал заявление… о нападении на него Абрамяна. Об этом позже.

Заявленный митинг, не смотря на провокации и противодействие полиции прошёл вполне активно. Жители Лоо рассказывали о вымогательстве и произволе со стороны сотрудников местной полиции. Говорили и о бездействии районной прокуратуры. Почти все выступающие в разных склонениях произносили  слово «крыша».
Главной темой недовольства оказался олимпийский объект №1- свалка твёрдых бытовых отходов в Лоо. Полигон  в Лоо отравляет окружающую среду, испарения вредных веществ вызывают массовые онкологические заболевания и астму у жителей, умирают дети. По требованию Международного Олимпийского Комитета Российская Федерация взяла на себя повышенные «социалистические обязательства» — строить олимпийские объекты по программе «Ноль отходов». Это значит все отходы должны перерабатываться, а не захораниваться. Официально полигон в Лоо закрыт ещё год назад. По решению краевых властей твёрдые бытовые отходы необходимо сортировать в Сочи и вывозить на полигон в Белореченск. Вывоз ТБО занятие дорогостоящее, один рейс длинномера в Белореченск, без стоимости топлива обходится не менее 30 тысяч рублей. Краевые власти субсидировали вывоз из средств краевого бюджета. Как утверждают местные жители, при невмешательстве прокуратуры и ФСБ местные чиновники и полицейские организовали приём мусора на полигоне. Целый год, изо дня в день, по ночам, на полигон в Лоо шел поток машин с мусором. Бизнес процветал. По подсчётам машин, за каждые сутки, местная правоохранительная оргпреступность зарабатывала не менее  одного миллиона рублей.

Но вернёмся к нашему новому знакомому. Оказалось атамана-колбасу звать Владимиром .  Он один из пяти местных реестровых атаманов, регулярно, вместе с полицией несёт патрульную службу в качестве дружинника  и получает зарплату из средств, выделяемых казачеству  по инициативе губернатора Ткачёва из бюджета Краснодарского края. Из справки ИЦ ГУ МВД следует: дважды доставлялся в отдел полиции по подозрению в совершении преступления и ещё дважды – за мелкое хулиганство. В общем, у Демьяненко  с полицией отношения длительные и серьёзные. У стражей закона препятствовать проведению митинга был  свой интерес – нельзя вынести сор из избы, начальство узнает. А потому внимание независимых журналистов к  бизнесу на свалке, произволу и коррупции местечковой полицейской элиты было необходимо пресечь. «Бей журналистов!» — лозунг знакомый и объединяющий, как для полиции, так и для кубанского казачества.

Ни , ни я, ни Андрей Кошик нанесённых побоев фиксировать не стали, чего в жизни не случается, дело житейское. Атаман-колбаса заручившись заключением экспертизы о повреждении  внешней стороны его губы и заключением нарколога, в котором написано, что он был трезв и повреждений нет  помчал в полицию.

Честнейшие Лазаревские полицейские, коих совсем недавно неблагодарные жители на митинге уличали в коррупции тут же возбудили в отношении Абрамяна. Мне до сих пор интересно, насколько ощутимые факты и насколько стоящие аргументы  воздействовали на внутреннее убеждение  местного прокурора, утверждавшего обвинительный акт по обвинению Абрамяна в нанесении побоев Демьяненко, внимание, как следует из документа — из хулиганских побуждений?

Ведь я неоднократно обращался к прокурору края Коржинеку, сообщал о нападении со стороны Демьяненко, предоставлял видеозапись произошедшего. Но Сочи – это Сочи. Власти Кубани и руководство ведомств традиционно не имеют надлежащего контроля за формально им подчинёнными. В Сочи накоротке тепло встречают, развлекают и провожают федеральных министров, какие ж тут замечания могут возникнуть у руководства региональных подразделений?
По факту  нападения и хищения ветрозащиты микрофона полиция пять раз отказала в возбуждении уголовного дела в отношении Демьяненко и Киселёва. Прокуратура вяло, после моих требований, адресованных краевому прокурору  эти решения отменила, а дело Абрамяна уже передали в не зафиксировав противоправные деяния Демьяненко и Киселёва.

Сочинские правоохранительные органы – это безусловно фантастика! Но суд… Суд…это отдельная тема. И так, да здравствует Лазаревский райсуд!
Рассматривалось дело Абрамяна Михаилом Близнюком – исполняющим обязанности мирового судебного участка № 96 Лазаревского района г.к. Сочи. «Исполняющий обязанности мирового » — статус достаточно странный, уж очень мне напоминает « И.О. царя» из Ивана Васильевича, меняющего профессию.
На первом заседании Высокий Суд счёл необходимым доставить меня и журналистов Евгения Титова и Андрея Кошика в судебное заседание принудительно, якобы в связи с неявкой без уважительных причин. При этом  Высокий Суд даже не потрудился нас уведомить надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства.

И вот мы самостоятельно прибыли в пос. Дагомыс по адресу, указанному на сайте суда, доставлять журналистов под конвоем Краснодарские судебные приставы не решились.  Место нахождения Высокого Суда сразу вызвало подозрения – подъезд облупленной трёхэтажки чайсовхоза без каких-либо опознавательных знаков. Местные жители уверяли: «Суд здесь уже восемь лет, вывески никогда не было». Возле входа дежурит некто Алексей  Сидельников – сотрудник ФСБ, ранее совещавшийся  с Высоким Судом в его кабинете. Залом заседаний суда по уголовному делу стал кабинет Близнюка М.М.  Помещение  больше напоминает молельню, нежели зал правосудия, Повсюду  церковная утварь,  изображения  мифических персонажей и библейских сцен. Так сказать новый стандарт российского воцерковленного правосудия.

Даю показания, подробно рассказываю, как всё произошло. Стал говорить о нападении Демьяненко, Близнюк заявляет – это Высокому Суду  не интересно. Предлагаю проверить мои показания путём просмотра видеозаписи. Суд безмолвствует. Рассматривая уголовное дело Высокий Суд —  независимый  и беспристрастный отказал подсудимому в просмотре видеозаписи, приобщённой следователем к уголовному делу  по ходатайству защиты. И впрямь, чего смотреть-то, как атаман-колбаса матерится и бросается на людей?

В перерыве задаю вопрос гособвинителю Антону Козырю, почему он, поддерживает обвинение, а видеозапись в материалах дела не изучил? Пожимает плечами, глазёнки за очками бегают. Он вообще не понимает, кто на кого нападал. Следователь написал, значит так  и было.
На оглашение приговора не пускают ни журналистов, ни свидетелей, ни простых граждан. Прокурор всем доволен, протестов не заявляет.
Гособвинитель по делу Михаила Абрамяна
К счастью имеется диктофонная запись оглашения приговора Высоким Судом. Именем Российской Федерации, Высокий Суд признал Абрамяна виновным в нанесении побоев, якобы находившемуся на казачьем дежурстве Демьяненко из хулиганских побуждений и приговорил к одному году лишения свободы в колонии-поселении. Вот так приговор, вот так Высокий беспристрастный Суд! Вот так Именем Российской Федерации!

По этическим соображениям не стану комментировать содержание приговора, пусть останутся   на совести Высокого Суда  и приговор и его внутренние убеждения. Приведу только одну цитату оглашённого приговора: «При этом потерпевший просил подсудимого прекратить его избивать, отпустить и при этом ссылается на то, что он ни в чём не виноват.» Все, кто видел инцидент, а видео общедоступно на видеохостинге YouTube http://www.youtube.com/watch?v=BfBqcLb2Y28 SaveFrom.net , знают, это чистой воды ерунда. Дальше –больше! Запросил у Абрамяна отпечатанный и подписанный судьёй Близнюком приговор. Сличил с аудиозаписью и выявился  явный подлог. Текст существенно отличается от провозглашённого в судебном заседании Именем Российской Федерации. Изменён смысл, мотивы, формулировки. Только наказание осталось прежним.

Пишу заявление руководителю следственного управления следственного комитета России по Краснодарскому краю Вадиму Бугаенко, сообщаю  об обнаружении признаков состава преступления в действиях судьи Близнюка М.М., прилагаю копию приговора и аудиозапись оглашения приговора. Получаю ответ за подписью мелкого клерка: «Ваше обращение направлено в Краснодарский краевой суд…» Смысл написанного такой, якобы я обжалую приговор, а не сообщаю о выявленных признаках состава преступления. Звоню в  пресс-службу  краевого СК, объясняю ситуацию, приговор не обжалую, прошу проверить факты и привлечь к уголовной ответственности. Сотрудники обещают доложить руководителю. Спустя время – очередной ответ, опять двадцать пять: «Вы обжалуете приговор, ваше обращение направлено в Краснодарский краевой суд по принадлежности. О рассмотрении вам сообщат…» Причём здесь суд, когда я заявляю об обнаружении признаков состава преступления? Возбуждать уголовные дела в отношении судей  вправе по действующим законам только лично председатель следственного комитета России Александр Бастрыкин. Почему сотрудники СУ СК России  по Краснодарскому краю не передали заявление по подследственности – Бастрыкину, известно наверно только  Вадиму Бугаенко. К сожалению, в моей практике это не первый случай отправки следственным комитетом заявлений о преступлениях «на древнюю дедушке».

Получаю письмо из Краснодарского краевого суда. Заместитель председателя суда В.Ф. Кисляк, уважаемый человек, судья с большим стажем работы  в письме рассказывает мне порядок обжалования судебных актов. При этом судебный чиновник почему-то считает, что я действую «в интересах Абрамяна». Видимо у судей Краснодарского краевого суда полностью отсутствует понимание других мотивов — в частности гражданского долга. Вопрос о  судейском подлоге зампредседателя краевого суда обсуждать не пожелал.

Направил жалобу председателю Краснодарского краевого суда Александру Чернову – третий месяц жду ответа.
В общем переписка с  Вадимом Бугаенко и Краснодарским краевым судом  напоминает диалог с автоответчиком. Позорище и круговая порука.
Но мы люди настырные, гарант Конституции таких судей назначает, его и озаботим приведением их в соответствие.

http://vvpotapov.livejournal.com/2272.html

заявление об обнаружении 1
заявление об обнаружении 2
заявление об обнаружении 3
заявление об обнаружении 4

кисляк 1
кисляк 2
ответ СК 1
ответ СК2- 1
ответ СК2- 2

Комментарии закрыты