Выборы времен кризиса и вынужденного реформаторства

В ходе сентябрьской кампании власть впервые столкнется с недовольным электоратом

red-tВладимир Путин продлил на этой неделе полномочия главы Республики Марий Эл Леонида Маркелова, который в сентябре намерен переизбраться на высокий пост. По меньшей мере 11 регионов в 2015 году будут определяться со своими главами. При этом не исключены и досрочные выборы губернаторов, например, в Тульской или Архангельской областях.

Досрочные кампании стали политическим трендом двух последних лет. На протестной волне 2011–2012 годов были возвращены прямые выборы губернаторов, и правящая элита решила воспользоваться и новым механизмом легитимизации, и более или менее благоприятной экономической конъюнктурой для закрепления своей власти в регионах.

В 2014 году политическую повестку дня практически полностью поглотил Крым. Власть в глазах большинства выглядела победительницей. Это обстоятельство в значительной мере выхолостило избирательную кампанию, успехи оппозиции были локальными, малозаметными. В условиях возгонки патриотизма крымская карта била любую жесткую критику, при том что к региональным проблемам в России, которые должны были стать нервом выборов, тема Крыма не имела никакого отношения.

2015 год в экономическом плане обещает быть очень тяжелым – тяжелее, чем кризисные 2008-й и 2009-й. Сложно сказать, в какой мере к этому готово население страны. Выступления представителей власти не производят впечатления откровенного и подробного разговора с народом о трудностях, которые его ожидают. Скорее речь идет о попытках успокоить граждан. При этом, возможно, власть занимается и самоуспокоением, не имея четкого плана преодоления кризиса.

Динамика кризисных явлений указывает на то, что к лету и уж тем более к началу осени их последствия ощутит на себе подавляющее большинство рядовых граждан по всей стране. Это означает, что экономика неизбежно станет центральной темой избирательной кампании. В условиях падения доходов, обнуления сбережений, роста цен и снижения уровня жизни сложно активизировать эффективную отвлекающую политическую повестку вроде крымского триумфа.

Пытаясь смягчить удар, власть практически не готовит свой электорат к тому, что ее социальная политика неизбежно станет не такой левой, как раньше. Участники сентябрьских выборов в регионах, многие из которых остаются дотационными, оказываются заложниками этих успокоительных сеансов. Их электорат ощутит на себе все «прелести» кризиса, и они станут первыми, с кого за это спросят.

Не имея денег, губернаторы не только не смогут наращивать социальные расходы и обязательства, но и скорее всего в полном объеме выполнять уже существующие. Недовольным в первую очередь окажется зависимый электорат. Это означает, что жесткая критика на выборах все равно будет звучать слева, причем успешная кампания в этих условиях может быть леворадикальной и подчеркнуто популистской.

Кризис в рамках нормальной демократической системы – хорошая возможность для правящей элиты передать хотя бы часть власти оппозиции. К российской реальности это не относится. Задача сохранения власти, продления мандата для правящей элиты РФ является приоритетной. Переход в оппозицию означает политическое забвение, следовательно, о таком переходе не может быть и речи.

Правящая элита в России не может уступить власть ни левакам-популистам, ни либералам-рыночникам не только из-за идиосинкразии в отношении перехода в оппозицию, но и потому, что сбалансированная политическая система в стране так и не создана. Нет сильных и независимых оппозиционных партий, чутких к актуальной повестке дня, способных – в том числе и с финансовой точки зрения – провести успешную кампанию.

Власти в условиях кризиса может быть невыносимо тянуть как бремя левизны, так и бремя вынужденного реформаторства. Но и переложить это бремя, как выясняется, не на кого.

http://www.ng.ru/editorial/2015-01-16/2_red.html