Стрелялок детям не видать

Фотография: Flickr

Фотография: Flickr

Госдума предлагает ограничить продажу детям и подросткам «жестоких» компьютерных игр на фоне событий в московской 263-й школе. Главным результатом этой инициативы, по мнению экспертов, станет резкий рост пиратства.

В комитете Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи приступают к разработке поправок в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Автор документа, депутат от «Справедливой России» Олег Михеев, предлагает запретить открытую продажу «жестоких» компьютерных игр в местах, доступных несовершеннолетним, а также блокировать пиратские сайты, через которые любой желающий может скачать компьютерную игру.

Проект закона был опубликован на официальном сайте Госдумы на этой неделе.

К созданию законопроекта депутата подтолкнули события в московской 263-й школе, в которой в понедельник вооруженный старшеклассник застрелил учителя географии и полицейского, а также около часа держал в заложниках более 20 своих одноклассников.

«Для формирующегося разума ребенка, который еще не может критически оценивать свои действия и их последствия, возможность играть в компьютерные игры, содержащие сцены насилия и жестокости, недопустимо», — говорится в законопроекте (орфография и пунктуация оригинала сохранены). При этом, по мнению Михеева, компьютерные игры негативно влияют и на взрослых.

«Достаточно вспомнить Александра Копцева, переигравшего в Postal 2 и совершившего нападение на прихожан синагоги в Москве (получил 16 лет колонии) или Дмитрия Виноградова (большой поклонник игры Manhunt), расстрелявшего семерых коллег в офисе», — отметил депутат.

В четверг Олег Михеев рассказал, что работает над еще одной инициативой, запрещающей продавать в России игры, которые оскорбляют российских граждан или государство, искажают исторические процессы или допускают виртуальные убийства россиян.

Запрет коснется не только розничной, но и интернет-продажи игр.

Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов решил сделать еще более широкий жест и предложил запретить все стрелялки. «Ни один умник до сих пор не выступил по поводу ограничения игр, пропагандирующих профессиональное насилие и фактически являющихся военными обучающими программами», — написал он на своей странице в фейсбуке.

«Так называемые шутеры (стрелялки) необходимо запретить, — считает Кабанов. — Завтра предложу это на заседании СПЧ (Совет при президенте РФ по правам человека. — «Газета.Ru»)».

Чуть позже Кирилл Кабанов уточнил, что «никто не будет сдуру запрещать» шутеры, пока психологи и психиатры, в том числе и западные, не выскажут свое мнение о влиянии подобных игр.

У самих психологов до сих пор нет единого мнения о влиянии шутеров на поведение подростков. Проведенные исследования дают весьма неоднозначные результаты.

В 2002 году департамент образования США опубликовал данные о том, что из 41 человека, устроивших стрельбу в школах, только 12% увлекались компьютерными играми. При этом 24% из них читали книги, содержащие сцены насилия, а 27% — смотрели фильмы такой тематики.

В 2011 году были опубликованы результаты исследования, проведенного американским психологом Кристофером Фергюсоном. Ученые наблюдали за поведенческим развитием 165 подростков в течение трех лет и установили, что, если учесть влияние эмоциональных, семейных и социальных проблем на агрессию детей, то зависимость жестокого поведения от видеоигр не прослеживается.

Однако в том же 2011 году психолог Тина Уиллоуби и ее коллеги из канадского Brock University опросили 1492 ребенка в возрасте 8–9 и 17–18 лет и обнаружили, что те, кто играл в жестокие компьютерные игры в течение длительного периода, также демонстрировали повышенную агрессию в поведении.

Опубликованное в журнале Aggressive Behavior исследование психолога Сета Гиттера и его коллег, в свою очередь, продемонстрировало, что значение имеет не сама игра, а мотивация геймера. Участники исследования, которые играли в стрелялку с позитивной целью (например, защитить друга от орды зомби), демонстрировали пониженные уровни агрессивного поведения по сравнению с теми, кого попросили просто убить как можно больше зомби.

Крупных российских исследований о зависимости агрессии детей и подростков от «кровавых» компьютерных игр до сих пор не проводилось.

Психолог и гештальт-терапевт Юлия Червякова не считает, что видеоигры могут сильно повлиять на уровень агрессии у подростков. «Для некоторых компьютерные игры являются способом снять отрицательные эмоции, а для некоторых заменяют реальную жизнь. Агрессию у таких детей может спровоцировать попытка родителей возвратить их в реальность», — пояснила она корреспонденту «Газеты.Ru».

Не стрелялки порождают агрессивных детей, соглашается с ней детский психолог Нина Хомерики. «Однако есть дети из так называемой группы риска (дети с трудной социальной ситуацией, дети с определенными психологическими особенностями личности), которые подсаживаются на такие игры, что усугубляет имеющиеся проблемы. В результате агрессивность, жестокость закрепляются как черты личности и как модели поведения», — рассказала она.

Производители компьютерных игр отреагировали на инициативы депутатов с предсказуемым неодобрением.

«Общество вообще устроено так, что постоянно пытается переложить всю ответственность за негативные проявления в нашей жизни на всякие новые явления, и компьютерные игры хорошо для этого подходят, — считает сооснователь разработчика и издателя компьютерных игр «Акелла» Владимир Кудр. — Причем, как правило, требуют запретить игры, или стрелялки, или интерактивное насилие вообще, без особого разбора. По такой логике можно запретить книги (детективы), музыку (рок) и все остальное».

«Если запрещать и ограничивать продажу видеоигр с рейтингом 18+ в местах, доступных для детей, надо ограничивать и продажу всех остальных товаров, которые могут нанести вред ребенку, а также изъять из школьной программы книги, в которых, например, студенты убивают топором бабушек», — соглашается с ним представитель компании «Бука», издателя и дистрибьютора компьютерных игр, Юрий Никольский.

В большинстве своем видеоигры учат как раз добру; игры, которые учат злу, можно пересчитать по пальцам, настаивает Никольский. «Все наше телевидение, например, программы с Андреем Малаховым или канал НТВ, где целыми днями показывают телесериалы про бандитов, — гораздо большее зло, чем видеоигры», — заявил он «Газете.Ru».

Даже если закон будет принят, он будет малоэффективным, убеждены эксперты.

Пытаться запретить определенные игры для подростков бессмысленно, считает редактор игрового портала «Канобу» Илья Янович. «Нужно уже признаться самим себе: если подросток сегодня захочет получить какую-то игру, он ее получит, где бы и как бы ее ни прятали, — сказал он «Газете.Ru». — Вся законодательная инициатива должна исходить именно из этого». Чтобы решить проблему жестокости в видеоиграх, необходимо достучаться до родителей, потому что именно они, а не государство, должны решать, в какие игры можно играть их детям, а в какие нельзя».

«Если игру нельзя будет купить, это сразу поднимет уровень пиратства», — полагает Юрий Никольский. Не поможет даже мониторинг торрент-трекеров: интернет постоянно меняется, и возможностей у пиратов становится все больше и больше.

При этом проблема легальной продажи самых кровавых компьютерных игр в России уже решена, отмечают эксперты.

В России уже давно введена рейтинговая оценка игр со всеми вытекающими из этого ограничениями в торговле, отмечает Владимир Кудр. Более того, еще до ввода данного ограничения участники рынка совершенно добровольно указывали возрастные рейтинги на своей продукции, а розничные сети отказывались от дистрибуции игр сомнительного содержания, рассказал он «Газете.Ru».

При продаже компьютерных игр с рейтингом 16+ или 18+ продавцы и сейчас обращают внимание на рейтинги, подтверждает руководитель управления по связям с общественностью сети магазинов «М.Видео» Антон Пантелеев.

«Если потенциальный покупатель вызывает у продавцов сомнения — например, если маленький ребенок хочет купить игру, предназначенную для старших подростков, — ее не продадут, — заявил он. — Возрастные ограничения мы соблюдаем».

Что касается покупок игр через интернет, большинство из них совершается при помощи безналичного расчета. «Для того чтобы купить какую-нибудь запретную игру самостоятельно, ребенок или подросток должен иметь банковский счет, кредитную карту или что-то подобное, что ему не доступно просто в силу возраста, — пояснил «Газете.Ru» руководитель проекта Игры@Mail.Ru Александр Кузьменко. — В условно-бесплатных или мобильных играх все несколько сложнее, зачастую деньги на игровые покупки можно снимать сразу со счета своего мобильного телефона».

Однако, вопреки сложившемуся мнению, подростки вовсе не составляют большинство любителей компьютерных и видеоигр.

В США дети и тинейджеры до 18 лет составляют всего лишь 32% геймерской аудитории, еще 32% — это взрослые от 18 до 35 лет, а 36% американских игроков относятся к возрастной категории 35 лет и старше, сообщается в исследовании, проведенном американской ассоциацией производителей ПО и компьютерных игр Entertainment Software Association (ESA). Среднему американскому геймеру 35 лет.

Возраст типичного российского игрока — 33 года, преимущественно это специалисты с высшим образованием и студенты (44% всех геймеров), согласно исследованию Mail.Ru Group. Средний возраст игрока в онлайн-игры — 24 года.

www.gazeta.ru