Россиянин поджег себя в борьбе с непрошибаемой путинской бюрократией

2Российский корреспондент журнала Time Саймон Шустер обнаружил неожиданные параллели между российскими реалиями и обстановкой, в которой начиналась «арабская весна»: «Заставить российского бюрократа сделать то, что тебе нужно, подчас не проще, чем сдвинуть с места гору — угрюмую, человеконенавистническую гору. Так что некоторые , добиваясь базового социального обеспечения, грозят прибегнуть к крайней, отчаянной мере: самосожжению».

В статье описываются три недавних случая. Последний из них имел место в середине октября в Первоуральске. Местный предприниматель пытался добиться, чтобы в его доме включили отопление. Столкнувшись с «отлупом» со стороны местных чиновников и их «пустыми взглядами», он облился жидкостью для снятия лака и поджег себя. Огонь потушили, а доведенному до отчаяния мужчине (после допроса в отделении полиции) вызвали скорую.

Аналогичный случай произошел 1 октября на Камчатке — там пенсионерка пришла в здание администрации, облившись керосином заранее. Ее требование состояло в том, чтобы в ее доме было восстановлено нормальное водоснабжение, в последние полтора года действующее с перебоями. Когда ей пообещали разобраться, она по просьбе полицейского отложила зажигалку в сторону.

«Возможно, ее вдохновил подобный случай, произошедший в прошлом месяце» в Хакасии, продолжает Шустер. Группе шахтеров, которые путем голодовки пытались добиться выплаты долгов по зарплате за 2001 год, удалось добиться переговоров с властями лишь после того, как один из них через анонсировал собственное самосожжение — он пообещал сделать это в полдень 15 октября на центральной площади города Черногорска.

«Каждый из этих случаев вынудил местных чиновников начать что-то делать или, по крайней мере, пообещать начать что-то делать, — пишет Шустер. — Других стимулов прислушиваться к требованиям граждан у них нет. В отдаленных российских регионах администрация лишь изредка бывает выборная; как правило, она назначается вышестоящими чиновниками и тем самым встраивается в громадную цепь соподчинения, на верхушке которой восседает президент . Она известна в России как «вертикаль ». Каждый функционер в этой пирамиде испытывает страх лишь перед начальством, но не перед избирателями, лишенными каких бы то ни было способов наказать слуг народа — будь то через избирательную урну или как-то иначе».

«Для российского обывателя наилучший способ привести эту систему в движение — это привлечь внимание руководящих работников, которые затем, может быть, передадут распоряжение вниз по иерархической лестнице. Одна из возможностей (и, может быть, самая эффективная) — это ежегодная «прямая линия» с Путиным, в ходе которой нескольким счастливцам-россиянам удается напрямую попросить помощи у президента. Даже если жалоба связана с нарушением строительных нормативов или с дорожно-транспортным происшествием, Путин выслушает, накажет ленивых apparatchiks, а потом распорядится, чтобы местный губернатор устранил проблему. Но когда у Путина «занято», граждане нередко прибегают к другим способам заставить государство выполнять хотя бы самые базовые из своих функций. Такая крайняя мера, как самосожжение, кажется, входит в моду», — заключает издание.

 

Источник: Time

Комментарии закрыты