«Россия компенсирует те деньги, которые не потратила на «Артек» Украина»

Директор «Артека» о порядках при Украине, «мертвых душах» и российских субсидиях

newsru.com

Генеральный директор Международного детского центра «». Фото: newsru.com

В интервью «Газете.Ru» новый директор «Артека» Алексей Каспржак рассказал, в каком состоянии сейчас находится детский лагерь и как почти 22 млрд руб. помогут его реанимировать.

— Вы вступили в должность директора совсем недавно, в июне. В каком состоянии вам достался «Артек»?

— Для начала надо пояснить, что собой представляет «Артек». Это международный детский центр площадью почти 220 га, то есть даже большей, чем Монако (206 га). В нем десять лагерей, 102 га парковой зоны, 7 км береговой линии, автономная инфраструктура со своим водо- и энергоснабжением, а также канализационной системой. По количеству жителей мы также близки к Монако, в котором проживают 35 тыс. человек, тогда как проектная загрузка лагеря составляет 35–40 тыс. детей в год.

В постсоветский период «Артеку» повезло трижды. Первый раз — с президентом Леонидом Кучмой, который уделял внимание нашему центру (основные инвестиции как раз и закончились в 2004 году). При нем были приведены в порядок три лагеря: «Янтарный», «Хрустальный» и «Морской», которые теперь будут функционировать в круглогодичном режиме. Второй раз — с «Украинскими железными дорогами», которые построили здесь в 2006 году хорошую школу (сейчас мы приводим ее деятельность в соответствие с российскими общеобразовательными стандартами). Третий раз — когда в 2012 году принимала чемпионат Европы по футболу. Тогда футбольный стадион на 7,5 тыс. зрителей отреставрировали как резервный.

На этом полоса везения «Артека» заканчивается. В отсутствие инвестиций инфраструктура центра здравницы пришла в удручающее состояние.

Например, здесь есть самый большой в мире памятник Владимиру Ленину. К его личности можно относиться по-разному, но фундамент монумента является очень важной противооползневой конструкцией, которая удерживает грунты, чтобы они не съехали на «Артек». И сейчас он находится в аварийном состоянии. В таком же положении — лагерь «Янтарный». Открытый плавательный бассейн давно выведен из эксплуатации и напоминает заброшенные места Чернобыля. После срочных реанимационных действий мы смогли ввести в летнюю сезонную эксплуатацию еще два лагеря: «Озерный» и «Речной». Таким образом, из проектной мощности примерно на 4,5 тыс. детей сегодня мы можем принять около 1,8 тыс.

— Правильно ли я понимаю, что до присоединения Крыма к России «Артек» фактически был коммерческим предприятием?

— У «Артека» был статус госпредприятия, а не бюджетного учреждения. Его собственником являлось управление делами администрации президента Украины. Кстати, с этим связано множество проблем, потому что все документы на имущество и землю находятся в Киеве и по понятным причинам нам никто не собирается их вернуть. Как госпредприятие «Артек» был примерно на 70% обеспечен заказом от управления делами, то есть это были целевые средства. А на 30% это была коммерческая история, при этом весьма своеобразная. Так, разросся гостиничный комплекс, который теперь составляет шесть корпусов. При этом в них обустроили два ресторана, где далеко не втихую разливали алкоголь.

— Как произошло это разрастание? На территории «Артека» были построены новые здания?

— Нет. В начале 1990-х годов три корпуса лагеря «Морской» отдали под дома гостевых корпусов «Артека». Номера вожатского общежития «Кипарисный», а также гостиницу «Скальная», которая использовалась для временного персонала, также выставили на внешнюю продажу. Наконец, дом приемов «Артека» тоже сдается. Снять их может кто угодно — достаточно пройтись по набережной Гурзуфа, где риелторы вам предложат номера в «Артеке».

— Вы планируете оставить эту внебюджетную деятельность?

— В краткосрочной перспективе мы ее сократим, так как она не приносит дохода, который мог бы служить основанием для ее развития. Нельзя ее сократить одномоментно, потому что у нас обязательства перед людьми, в том числе из России, которые давно купили эти номера для отдыха.

Мы сделали из тех двух ресторанов кафе, убрали там алкоголь и ввели типовое меню. Будем отучать взрослое население сюда ездить.

В следующем году после реконструкции планируем вернуть в эксплуатацию гостевые корпуса «Артека» в лагерь «Морской», тем самым увеличив его пропускную способность. Сейчас завезти детей в эти корпуса все равно нельзя, так как они не соответствуют российским требованиям (там, к примеру, открытые балконы). Также мы хотим возвратить вожатым «Кипарисный». В «Скальной», как и раньше, будет жить временный персонал. Таким образом, мы оставим только дом приемов, который изначально проектировался для приема гостей лагеря.

— А коммерческая реализация детских путевок останется?

— «Артек» станет государственным бюджетным учреждением. По планам, госзадание в виде квот по регионам будет примерно на 80% покрывать возможность приема детей в круглогодичном режиме. Таким образом, до 20% путевок выйдет на коммерческой основе на рынок.

— Как они будут реализовываться?

— Мы прорабатываем разные схемы. Возможны прямые контракты с крупными коммерческими компаниями, у которых есть программы лояльности для персонала. Также будем работать с туроператорами. Кроме того, скорее всего, останутся прямые продажи, когда путевку, как и сейчас, можно купить прямо на сайте «Артека». Коммерческая история позволит наладить обратную связь, потому что люди, которые платят свои деньги, более требовательны к оказываемым услугам.

— Есть ли понимание, сколько будет стоить путевка?

— Пока нет, мы в переговорном процессе относительно цен на следующий год.

Сейчас цены на путевку составляют 37–60 тыс. руб. На «не сезон», то есть с октября по декабрь, мы снизили стоимость до 25–27 тыс. руб.

— Сколько в прошлом году выделил Киев на обеспечение госзаказа?

— В пересчете на рубли порядка полумиллиарда. Но надо понимать, что лагерь при этом находился в полупростое, то есть с ноября по май он фактически не работал. При этом средств на 2014 год не было запланировано почти никаких. И теперь российское правительство вынуждено разбираться с украинскими долгами. Сумма российского госзаказа будет меняться по мере увеличения загрузки лагеря, то есть цифра на 2015 год будет существенно отличаться от 2020 года, когда мы планируем выйти на 35–40 тыс. детей.

— Как происходит переход «Артека» в российское законодательное поле? С какими трудностями вы столкнулись?

— Сейчас «Артек» является госпредприятием Крыма, при этом имущественный комплекс передан в Управление делами президента РФ. С 1 января 2015 года «Артек» полностью войдет в российское законодательное поле, перейдя под управление Минобразования России и став федеральным бюджетным учреждением. В этом смысле мы уже точно не Украина, но еще не Россия. Главной же особенностью является то, что вводные данные по процедурам меняются каждую неделю.

— В этом году правительство выделило «Артеку» 894 млн руб. на развитие. Эти деньги уже дошли?

— Деньги в Крыму. Пока еще ни копейки не потрачено. По ряду позиций мы в процессе заключения контрактов. Но сложность заключается в том, что нас то вводят, то выводят из постановления по конкурсу, которое регламентирует процесс закупок. Надеюсь, что до конца года успею заключить контракты, что поставщики товаров и услуг выполнят все работы, а я им заплачу. Потому как это специальная субсидия, по ней вряд ли будет возможность переноса средств на следующий год.

— Помимо правительственной субсидии, на прошлой неделе была утверждена федеральная целевая программа (ФЦП), в рамках которой на развитие «Артека» до 2020 года выделят 21 млрд руб. При этом замминистра финансов Сергей Шаталов сказал, что стоимость многих пунктов в ФЦП завышена в два раза. Где гарантия, что цифры по «Артеку» не завышены?

— Я сам был замгубернатора Тверской области по финансам, поэтому могу сказать, что это нормальное состояние финансиста — сомневаться в целесообразности, потом обоснованности и наконец в итоговых объемах выделенных средств. 21 млрд руб. — это не высосанная из пальца цифра.

Нам надо привести в порядок фактически целый город, который включает в себя порядка 350 объектов.

— И на что именно пойдут эти деньги?

— В рамках ФЦП мы должны решить пять крупных задач. Первая — увеличить пропускную способность лагерей. Все десять лагерей требуют капремонта, реконструкции либо сноса и строительства заново. Кроме того, решено дополнительно построить 11-й лагерь, «Солнечный», который был изначально в плане архитектора «Артека» Анатолия Полянского. Вторая — обеспечить общую инфраструктуру для спорта, дополнительного образования, проведения массовых мероприятий. Так, реконструкции требуют два крупных бассейна, выставочные площади, Дворец детского творчества. Третья — решить проблемы транспортной и логистической инфраструктуры, включая укрепление береговой линии. Четвертая — отремонтировать инженерную инфраструктуру (вода, электричество, газ, канализация). Сейчас это централизованная система. Ее по ряду позиций, например в области кондиционирования, надо децентрализовать, так как такая модель устарела. Пятая — социальная. Сейчас на территории «Артека» живет и прописано 1,5 тыс. человек. И они требуют переселения.

— Как они вообще там оказались?

— Я не знаю как. История умалчивает.

— Насколько сопоставимы инвестиции из российского федбюджета с украинскими?

— Мне сложно оценить, сколько денег выделялось. Одно дело озвученная сумма, другое — как она была использована. Тут просто гоголевские «мертвые души» какие-то. Потому что, судя по результату, за последние десять лет денег на развитие не давали вообще. По сути, Россия сейчас компенсирует те деньги, которые не потратила на «Артек» Украина. Если бы лагерь содержали в порядке, то 21 млрд руб. не вышло бы.

— Какие компании уже выразили интерес к реализации проектов в «Артеке»?

— Пока не могу назвать. Но их очень много.

— Советские дети делились на две части: на тех, кто побывал в «Артеке», и всех остальных. Насколько этот бренд остается конкурентоспособным и востребованным? Нужен ли ребрендинг?

— Бренд «Артек» очень силен. Но времена изменились. В СССР «Артек» был пиком пионерской организации, безальтернативным лучшим местом отдыха для детей. Сейчас у родителей есть возможность отправить ребенка в любую страну. В то же время параллельно появлялись и развивались другие детские лагеря. После распада Советского Союза «Артек» занял во многом оборонительную позицию с оглядкой на прошлое. Но как говорилось в «Алисе в Стране чудес», «приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое — нужно бежать вдвое быстрее». Нам надо значительно ускорить темп, в частности за счет внятных партнеров по образовательным программам. Например, в эту смену мы будем сотрудничать с Роскосмосом. В рамках этой программы запланированы встречи детей с космонавтами, запуск летательных аппаратов, сконструированных детьми.

— Вы упомянули про параллельное развитие других лагерей. Чем вы будете отличаться от того же «Орленка»?

— Я не ставлю задачу максимально отличиться от «Орленка» (Краснодарский край) или «Океана» (Владивосток). Я хочу увеличить конкурентоспособность, чтобы бренд «Артек» зазвучал за пределами России. Международные смены всегда покупались: сначала СССР, а потом Украина платили за группы детей из разных стран.

Мне бы хотелось, чтобы мы предложили такой продукт, что иностранцы сами платили бы за возможность отправить сюда детей.

— Кстати, как вы отреагировали на то, что на Украине уже появился клон «Артека» под названием «Артек-Карпаты»?

— Никак. В Карпатах бы еще море прокопать. Нельзя воссоздать за один день то, что создавалось долгим и искренним трудом очень большого количества людей. Пусть называются как угодно. «Артек», которому в следующем году исполнится 90 лет, все равно один.

— Как сейчас строится досуг ребенка в 21 день смены?

— Программа расписана поминутно. Дети просыпаются в 7.30 и в 22.30 падают в кровать. За смену они успевает подняться на гору Аю-Даг, посетить турбазы «Дубрава» и «Криничка», принять участие в спортивных играх. И конечно, они поют, танцуют, лепят, снимают сюжеты для телевидения, пишут в газету, ходят на шлюпках. Сейчас мы им отдали старые машины, чтобы они их раскрасили на свой вкус. Вообще, программа рассчитана на подвижных, активных детей, которые хотят себя проявить. И лагерь дает им множество возможностей почувствовать себя в чем-то «самым-самым». И конечно, дети купаются. И едят пять раз в день.

www.gazeta.ru

Комментарии закрыты