Прокуратура Адыгеи живет по «уляпским» законам?

Кажется, что федеральное законодательство в этой республике давно заменило «телефонное право» высокопоставленных выходцев из аула

Резонансное уголовное дело главного бухгалтера Майкопского государственного технологического университета Заремы Хаджироковой как лакмусовая бумага демонстрирует полное наплевательство на федеральное законодательство в Адыгее. Прежде всего, со стороны тех, кто должен контролировать его соблюдение – прокуратуры и .

Напомним, что после публикации на видеохостинге Youtube аудиозаписи с откровениями, предположительно, родного брата главы Адыгеи Аслана Тхакушинова о коррупции в руководстве региона, Верховного суда Адыгеи, управления ФСБ и прокуратуры, в отношении Хаджироковой, разоблачившей коррупционные схемы, «срочно» возбудили уголовное дело и поместили под стражу.

Адвокат неоднократно обращалась в республиканскую прокуратуру и главное управление МВД по Адыгее с жалобами на ведущую дело и.о. следователя МВД Кохановскую. Но, словно издеваясь, надзорные органы перекидываются жалобами друг с другом, закрывая глаза на реальные нарушения закона в отношении Хаджироковой.

Так, защитник обратилась с жалобой на Кохановскую к республиканскому прокурору Василию Пословскому. Однако, как гласит ответ старшего помощника прокурора республики Кривецкого, обращение переадресовали прокурору Майкопа Тхазеплеву. Между тем, закон «О прокуратуре» прямо говорит — надзор за органами предварительного следствия осуществляет вышестоящий прокурор. Поскольку следствие ведет и.о. следователя следственного управления МВД по Адыгее, то и проверять законность ее действий должна республиканская прокурора. В противном случае жалоба с перечислением конкретных нарушений исчезнет в бюрократической переписке с майкопским прокурором, фактически не имеющим полномочий для проверки регионального управления федеральной структуры.

«Передача моей жалобы на рассмотрение нижестоящему прокурору является фактом незаконного бездействия прокурора Республики Пословского» — уверена адвокат Александрова. В настоящее время по данному факту подано заявление в Генеральную прокуратуру России.

Жалоба, поданная на имя начальника адыгейского главка МВД Речицкого, переадресована «для дачи правовой оценки» в региональное следственное управление СКР. Зачем и на каком основании – непонятно. Внутренние приказы МВД гласят, что в случае обнаружения в действиях сотрудника, в отношении которого проводится служебная проверка, признаков состава преступления информация подлежит регистрации и проверке в установленном порядке. Но никак не передаче «для дачи правовой оценки» в другое ведомство. Приказы Колокольцева, как и другие федеральные нормативные акты, в Адыгее действуют крайне выборочно.

Видя покрывательство прокуратурой собственных действий, которые ознакомившиеся с делом независимые федеральные журналисты и юристы воспринимают как незаконные, и.о. следователя Кохановская продолжает нарушать закон. Так, адвокату Александровой в течение двух месяцев, несмотря на неоднократные обращения, не предъявляли протокол

задержания Хаджироковой, протоколы следственных действий, постановление о мере пресечения в виде ареста и другие документы, что нарушает право на защиту.

Да и само дело вызывает множество вопросов. Зарему Хаджирокову обвиняют в продаже переданного ей на ответственное хранение имущества – соответствующий рапорт написал заявившейся к ней в квартиру «попить чаю» судебный пристав – в то время как все имущество сразу же добровольно выдано ее братом в ходе выемки. Во время ареста обвиняемую, не имея на то оснований, посещали и.о.начальника управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Адыгее Кубашичев, начальник группы собственной безопасности управления ФСБ Уэтлев, сотрудник управления ФСБ Лобкин. Со слов Хаджироковой они требовали от нее оговорить сотрудника центрального аппарата ФСБ и разгласить оперативные данные, информацию о коррупции, которую она передала в ФСБ России.

Находясь в заключении, Хаджирокова проводит большую часть времени в ИВС Майкопа, где на нее может оказываться давление, а не в следственном изоляторе Краснодара. Так, в мае она провела в ИВС 24 дня, что нарушает законодательство о содержании под стражей подозреваемых.

«Кроме того, следователь помогает свидетелям фальсифицировать уголовное дело. В ходе очной ставки со свидетелем Блягозом Кохановская «заготовила» для него «подсказку» — ксерокопию его допроса, которой свидетель пользовался в ходе следственного действия и видимо случайно оставил в помещении для свиданий ИВС Майкопа» — перечисляет адвокат Александрова нарушения. И это уже не говоря о том, что Кохановская передала номер телефона защитника в управление ФСБ, откуда ей стали названивать с предложениями о личной встрече.

Все это происходит при одобрительном молчании прокуратуры и лично Василия Митрофановича Пословского, в жалобах на имя которого перечислялись многочисленные нарушения предварительного следствия. Но когда речь идет о «священной корове» из аула Уляп, прокуратура зажмуривается и набирает в рот воду. Словно не действует в Адыгее российское законодательство.

Андрей КОШИК

2 комментария на “Прокуратура Адыгеи живет по «уляпским» законам?”

  1. Да, в Кущевке тоже очень долго ничего не видели и не слышали, пока не случилась трагедия… Они думают, что защищают «систему»?! На самом деле борются за место в ней! Халявное, жирное место! С которого можно плевать на людей и закон! «Верблюды» у власти или властные верблюды, но все равно — животное…

  2. Рекомендовал бы господам «власть имущим» ознакомиться с информационным материалом :«Письмо вождям Советского Союза», написанное А. Солженицыным 5 сентября 1973 года
    http://lib.ru/PROZA/SOLZHENICYN/s_letter.txt
    ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ИНФОРМАЦИОННОГО МАТЕРИАЛА, РАЗМЕЩЁННОГО В ПИСЬМЕ :

    «Ваше заветное желание, чтобы наш государственный строй и идеологическая система не менялись и стояли вот так веками. Но так в истории не бывает. Каждая система или находит путь развития или падает».