Почему большинство реально работающих кубанских активистов не нашли общий язык с краевой Общественной палатой?

64676f537c09cf38323d038a03f84b02В понедельник, 28 сентября, на довыборах в Общественную палату Краснодарского края второго созыва определены 20 представителей гражданского общества, вошедшие в ее новый состав. С кандидатурами определялись первые десять членов палаты, утвержденные в середине августа Вениамином Кондратьевым – на тот момент врио губернатора. Состав палаты обновлен практически наполовину: в нем много новых лиц, до этого незамеченных в секторе НКО.

Между тем, отмечают даже лояльно настроенные к новому созыву общественники, в нем практически нет представителей муниципалитетов – активистов из городов и районов.

Другие гражданские активисты прямо называют кубанскую палату «декоративным органом», никак не помогающим решать реальные проблемы кубанцев.

Ткачева «подтолкнули»

Когда в конце сентября 2013 года на официальном сайте администрации Краснодарского края появилось объявление о конкурсном отборе членов Общественной палаты, многие активисты удивились.

Соответствующий закон (№ 1459-КЗ) подписан губернатором Александром Ткачевым еще в апреле 2008 года, но больше пяти лет благополучно пролежал в отведенном для ненужных вещей пыльном чуланчике коридоров краевой власти.

В разработке закона, к слову, участвовали многие действительно неравнодушные представители «третьего сектора», им удалось закрепить в нем ряд важных контролирующих функций.

Например, члены кубанской Общественной палаты могут провести экспертизу законов, которую обязаны рассмотреть на сессии краевого парламента, приглашать на заседания губернатора и глав муниципалитетов, запрашивать информацию.

Забронзовевшим представителям власти вряд ли хотелось регулярно встречаться с неподконтрольными активистами и слушать о реальных проблемах.

За десять лет работы Совета при губернаторе по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Ткачев нашел время для общения с ним только однажды – в феврале 2007 года. И особых нареканий со стороны общественников это не вызывало.

Во время встречи с блогерами в январе 2012 года губернатор искренне удивился вопросу об отсутствии Общественной палаты:

«Не знаю, почему в крае нет Общественной палаты. Наверное, никто об этом не говорил, не подталкивал…

Общественная палата станет весомой авторитетной площадкой, если, конечно, не будет карманной. Такая палата никому не интересна.

Она должна быть в меру независимой, конструктивной, вещать позиции, которые не приняты в стенах краевой администрации»

Но ее формирование так и осталось нереализованным – краевые власти ссылались на отсутствие в бюджете средств, ведь палата имеет свой административный аппарат.

Накануне Олимпиады в Сочи средства нашлись, и представительный орган гражданского общества был сформирован.

Галицкому места не нашлось

Назначенные лично Александром Николаевичем первые десять членов краснодарской Общественной палаты – люди заслуженные и авторитетные, но лояльные к власти. Например, председатель губернаторского общественного Совета Андрей Зайцев или Вячеслав Смеюха – на тот момент главный редактор официальной газеты «Кубанские новости».

Единственным, кто вызвал оживленное обсуждение, стал бизнесмен Сергей Галицкий – владелец «Магнита», который до этого не участвовал даже в провластных объединениях.

Во второй созыв краевой палаты он, вероятно по собственному желанию, так и не вошел.

За три недели до выборов с общественниками встретился врио губернатора Вениамин Кондратьев.

– Для меня принципиально важно, чтобы Общественная палата была не только совещательным органом, но органом действия. В противном случае результатов достичь будет невозможно, – напутствовал активистов глава региона.

Он же утвердил список первых десяти членов ОП, в который вошли:

1. Председатель регионального отделения «Деловой России», гендиректор кондитерской фабрики «Любимая Кубань» Константин Брыкин.

2. Председатель правления краевого «Центра национальных культур», гендиректор строительской фирмы ООО «Модуль-инвест» Олег Георгизов.

3. Председатель правления регионального общества «Знание», председатель губернаторского Совета по развитию гражданского общества и правам человека, член федеральной Общественной палаты Андрей Зайцев.

4. Начальник краевого Клинического госпиталя для ветеранов войн Сергей Исаенко.

5. Директор специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва, первая олимпийская чемпионка по прыжкам на батуте (Игры-2000 в Ирина Караваева.

6. Инструктор сборной команды России по паралимпийским видам спорта(пауэрлифтинг), бронзовый призер Паралимпийских игр-2012 в Лондоне Владимир Кривуля.

7. Директор департамента управленческого консалтинга ООО АКГ «Ваш СоветникЪ», профессор Кубанского государственного технологического университета, доктор экономических наук Александр Полиди.

8. Член правления Кубанского войскового казачьего общества, помощник атамана Василий Пономаренко.

9. Секретарь региональной Общественной палаты, сопредседатель краевого отделения ОНФ, гендиректор ОАО «Губский кирпичный завод» Любовь Попова.

10. Настоятель кафедрального Свято-Екатерининского собора Краснодара протоиерей Игорь Олжабаев.

Почему большинство реально работающих кубанских активистов не нашли общий язык с краевой Общественной палатой?

Заседание Общественной палаты Краснодарского края. Фото: admkrai.krasnodar.ru

«Нужно говорить не о производстве, а жизни общества»

– Меня радует, что состав Общественной палаты обновился на 45% – если это закрепят в практике и традиции формирования органа, это будет здорово. Членами Общественной палаты должны побывать как можно большее количество организаций НКО.

Предыдущий состав палаты был откровенно слабым.

Только однажды она отреагировала на наше приглашение, когда мы проводили слушания по проблеме защиты прав человека и их соблюдения в местах принудительного содержания.

Да и то на этом мероприятии присутствовали даже не члены палаты, а ее административные сотрудники, – рассказала КАВПОЛИТу руководитель краевой организации выпускников российских вузов Ирина Дубовицкая.

Собеседница уточнила, что ее всегда удивляло, почему секретарь палаты Любовь Попова в публичных высказываниях «больше говорит о том, условно, сколько кирпичей производится у нее на заводе, чем о состоянии гражданского общества.

Если человек занимает такую должность, нужно говорить не о своих производственных проблемах, а том, чем живет общество».

Почему большинство реально работающих кубанских активистов не нашли общий язык с краевой Общественной палатой?

Заседание Общественной палаты Краснодарского края. Фото: admkrai.krasnodar.ru

При этом, уточнила Ирина Дубовицкая, неработоспособность первого созыва вызвана неудачным составом: несмотря на известность многих участников, они не представляли интересов социальных групп.

– В нынешнем составе много новых организаций, которые мы не особо видели в информационном поле, но мне кажется, что потенциал второго состава значительно сильнее, – подытожила эксперт.

Член региональной Общественной наблюдательной комиссии Вячеслав Потапов также негативно оценил деятельность первого созыва палаты.

– Об их работе реальным общественникам ничего неизвестно. Никакой помощи, насколько я знаю, реальные общественники от палаты не получили. Что она была, что ее не было – некий декоративный орган, – сетует Потапов. – Абсолютно очевидно, что сейчас сформировался такой же декоративный орган, который будет выполнять ту же функцию, что и предыдущий.

По мнению собеседника КАВПОЛИТа, это связано с нежеланием власти слышать гражданское общество.

Вячеслав Потапов напомнил, что после приезда президентского Совета по правам человека в Краснодар в прошлом декабре администрация региона стала проводить регулярные встречи с гражданскими активистами, приглашая туда даже тех, кто не входил в официальные структуры губернаторского Совета или Общественной палаты.

На таких встречах представители НКО могли задать вопросы напрямую первому вице-губернатору Джамбулату Хатуову и отвечающему за внутреннюю политику вице-губернатору Владимиру Свеженцу.

– Мы могли в мирном рабочем порядке донести руководству края существующие проблемы, не вынося их на федеральный уровень посредством обращений в администрацию президента или публикации в интернете.

Но с июля, когда члены СПЧ побывали в соседней Адыгее, такие встречи не проводятся, – пояснил Потапов. – Власть снова живет сама по себе. Очень большие сомнения, что новый состав палаты будет выполнять возложенную на этот орган функцию.

Больше внимания – районам

При этом ряд кубанских общественников настроены не так пессимистично и отмечают плюсы в работе представительного органа гражданского общества.

– У нас с региональной Общественной палатой сложились нормальные отношения, меня приглашали на все проходившие мероприятия.

Информация с них, например, с круглого стола по малому бизнесу, оказалось для меня очень полезной, – признался КАВПОЛИТу председатель Общественной палаты Ленинградского района Александр Кислов.

Говоря о пожеланиях новому составу, районный общественник отметил: больше выезжать в муниципалитеты, проводить мероприятия там, а не замыкаться только на Краснодаре.

Президент Центра прикладной социологии и политологии Геннадий Подлесный также считает, что первый созыв краевой палаты оказался «не комом».

Почему большинство реально работающих кубанских активистов не нашли общий язык с краевой Общественной палатой?

Геннадий Полесный. Фото: Fedpress.ru

– Он запомнился тем, что работал. Впервые в истории Кубани создан такой орган, естественно, не все получилось так, как задумывалось. Самое главное, подготовлен отчет, прошли встречи, консолидирующие общественность, члены палаты активно участвовали в мероприятиях органов власти и госструктур.

Не получилось, на мой взгляд, охватить территорию Краснодарского края, – рассуждает в комментарии КАВПОЛИТу социолог.

По его словам, Общественная палата «была сформирована своеобразно: из 30 человек 27 представляли Краснодар или край, но фактически находились в региональной столице. Двое представляли почему-то Армавир – лишь один из 44 муниципалитетов, один – Новороссийск. Ни одного человека не было из олимпийского Сочи, ни одного представителя из 11 муниципальных Общественных палат».

Геннадий Подлесный уточнил, что, судя по составу второго созыва, этот принцип сохранился – в палате вновь практически нет представителей районов, а, следовательно, этот орган не сможет в полной мере влиять на жизнь кубанской глубинки.

http://kavpolit.ru/articles/palata_2-20270/

Андрей Кошик

Метки материала: