Омским подросткам отказали в чтении книги классика

Фото: Дмитрий Коробейников/РИА Новости www.ria.ru

Фото: Дмитрий Коробейников/РИА Новости www.ria.ru

В омской публичной библиотеке разразился скандал. Сотрудники учреждения отказали 16-летним школьницам выдать книгу Теодора Драйзера, мотивируя это тем, что они еще до нее не доросли.

Инцидент в «Пушкинке», возможно, так бы и остался никем не замеченным, если бы информация мгновенно не попала в «Твиттер», став достоянием широкой общественности. Руководству крупнейшего в Омске книгохранилища пришлось выдержать настоящую осаду возмущенных пользователей интернета. Однако никакой вины в том, что произошло, библиотекари не видят.

— Ограничения введены, согласно закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», вступившего в силу полтора года назад, — сообщил «РГ» директор Омской государственной библиотеки имени Пушкина Александр Ремизов. — Поэтому мы создали комиссию профессиональных филологов, которые, руководствуясь рекомендациями российской ассоциации библиотек, присваивают книгам категории «6+», «12+», «16+» и «18+». Правда, к произведению Теодора Драйзера «Финансист» мои коллеги отношения не имеют. Возрастное ограничение на нем поставил издатель, а мы лишь присвоили такой же индекс всем аналогичным книгам, вышедшим в свет ранее. И на этом основании отказали подросткам в чтении данного произведения.

По словам специалистов, для того чтобы промаркировать все тома, комиссии потребуется несколько жизней. В настоящее время фонд Пушкинской библиотеки содержит 3,5 миллиона книг, из них 200 тысяч — художественные. Новые издания печатаются уже с маркировкой, а книги, выпущенные до 2012 года, ее не имеют.

Стоит пояснить, что согласно закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», под категорию «18+» попадает литература, которая побуждает читателей наносить вред своему здоровью, принимать наркотики, отрицает семейные ценности, оправдывает насилие и противоправное поведение, содержит нецензурную брань или порнографию.

— К сожалению, эти критерии достаточно размыты, — считает Александр Ремизов. — Еще одна проблема — отсутствие грамотных специалистов, способных отделить «зерна от плевел». Ведь практика лицензирования в эту сферу еще не внесена. Поэтому в запретном для подрастающего поколения списке могут оказаться очень многие произведения русской и мировой классики, которые, может быть, этого вовсе не заслуживают. Один из выходов — создание системы государственной экспертизы, которая бы взяла на себя проблему возрастной классификации литературы, избавив от этой головной боли регионы.

Новый закон, действительно, вызывает в обществе немало споров. Достаточно вспомнить запрет к показу до 23.00 мультфильма «Ну, погоди!», в котором специалисты также увидели вредные для юных зрителей моменты. Под общую «гребенку» рискует попасть и литература, включенная в школьную программу. Правда, по словам омских учителей, никаких рекомендаций на этот счет в школы пока не поступало.

www.rg.ru