Марат Гельман: «Сегодняшний морок закончится смехом»

Известный галерист Марат в эксклюзивном интервью рассказал о современной политической системе, отличие госзаказа на искусство при Володине и Суркове, том, без чего не возродится казачество и особенностях двуличия нынешней властной элиты.

n8sn1qgm

— Марат Александрович, в интервью на «Радио Свободы» Вы сравнили нынешнее положение в стране с опричниной. Этот инструмент создавался Иваном Грозным для борьбы со старыми боярскими родами. А с кем борется современной руководство?

— Я имел ввиду, что борьба с коррупцией, которую объявил , вместо какой-то системы – принятия антикоррупционных законов, честных судов – превращается в некое демонстративное наказание. В предыдущем периоде «свои», те, кто за Путина, условно говоря, могли быть спокойны, могли воровать, имели мандат на безнаказанность, а «чужие», даже ничего не делая, находились под угрозой. Сейчас свои бояться гораздо больше, чем чужие.

Ты можешь быть министром, губернатором, каждый день начинать с портрета Путина, но не иметь гарантии, что завтра не придут. Опричнина – попытка показать всем, что Путин реально борется с коррупцией, того, что время, когда для своих делались исключения, прошло.

— Сегодня Малюта Скуратов коллективный или персонифицированный?

— Есть разные версии, кто-то считает, что Бастрыкин и есть наш Малюта, Следственный комитет и есть опричнина. Здесь я не крупный специалист, у меня инсайда нет на эту тему.

— Прошедшая в рамках Вашего проекта выставка красноярского художника Василия Слонова «Welcome to Sochi 2014» показала другое лицо Олимпиады, которое тут же вызвало резкую критику в антипатриотизме. На Ваш взгляд, какое лицо у Сочинской Олимпиады?

— В отличие от Васи Слонова, я сильно не думал об Олимпиаде. Знаю, что она окружена серией коррупционных скандалов, вырубками реликтового леса. Думаю, что выставка Слонова должна обязательно быть во время Игр в и , если она мудра, допустит это. Сейчас прилагаем усилия для того, чтобы открыть эту выставку во время Олимпиады.

— Кстати, дело о незаконном использовании олимпийской символики в конце концов возбудили?

— Пока знаю только о заявлениях, никаких документов не видел. Единственное – это будет полное фиаско. Тогда нужно будет студию Грекова обвинять в использовании символики фашистской Германии. У нас сейчас работает ОБЭП, преподносится по этой экономической линии – использование товарного знака без разрешения владельцев.

По поводу оскорблений, о которых заявляли некоторые политики. В свое время Наполеон сказал: самое оскорбительное, что может быть – правда, сказанное в лицо.

— Выставка задела именно поэтому?

— Думаю, что да. Потому что она говорит о двуличии ситуации. С одной стороны мы, как радушные хозяева, зовем в гости на Олимпиаду, с другой создаем невозможную атмосферу для бизнеса. Мы как бы в XXI веке и, одновременно, в XIX. Говорим о модернизации, в то же время из учебников стираем сталинские репрессии, говорим о великой России и враге-Америке, одновременно посылая в ту же Америку детей, покупая там недвижимость. Я говорю «мы» обобщенно. Эта двуличность ситуации и есть предмет исследования Слонова, а вовсе не Олимпиада. Олимпиада — сюжет, который двуличие лучше всего высвечивает.

Кроме общего двуличие есть характерная черта нашей новой элиты – она не хочет жить в обществе, которое строит для нас с вами. Почему их так больно задел список Магнитского? При всей агрессивной антизападной риторике у них учатся заграницей, большинство из них имеют там собственность, планируют провести там старость. Это еще одна отдельная тема. Наша властная элита не собирается жить в России.

— То, чего не было ни при Иване Грозном, ни при Сталине…

— Да, это правда. Они для нас пытаются это общество создать, а сами хотят жить в свободном европейском обществе. Ни у одного дети не учатся ни в Корее, ни в Иране…

— Марат Александрович, в акциях и против Вас лично и против современного искусства активно участвуют . На Ваш взгляд, это связано исключительно с консервативной ментальностью возрождающегося казачества?

— По крайней мере то, что касается ситуации в Краснодаре (в мае 2012 года казаки, православные священники и националисты сорвали там открытие выставки ICONS – прим.авт.), очевидно было, что власть использует казаков в своих интересах. Когда ей самой неудобно выглядеть по-идиотски, посылает казаков. Возрождение традиций у нас почему-то превращается в протест против новаций. Само это противопоставление ошибочное – традиции можно сохранить не слепой реконструкцией, а когда на них обращает внимание современный человек. Ложная уверенность, что любая новация есть вред для сохранения традиций, толкает многих людей на подобные поступки.

— То есть возрождение казачества может быть и с современным лицом?

— Только в таком виде оно и может возродиться! Есть музеи, в которых мы хотим иметь артефакты и есть жизнь, в которой нужен живой процесс. Когда нагайка, которой казак стегал не только лошадь, но и жену, и это считалось нормальным, лежит в музее, она вызывает любопытство. А когда она висит на стене казачьего атамана и он говорит, что постегивает ею супругу, это уже не возрождение традиций, а мракобесие.

— Каким будет госзаказ на современное искусство при Володине? В чем его отличие от сурковской поры?

— Отличие уже ощутимо. В сурковский период говорилось: делай что хочешь, но будь лоялен как гражданин не выступай на митингах против власти, а так можешь писать, рисовать все, что считаешь нужным. Сейчас заявляют, что будут финансировать только патриотические фильмы, сейчас государственную поддержку будет иметь только то искусство, которое восхваляет нынешний строй.

— Что же станет с сегментом современного искусства, разросшимся в 2000-е годы. Идея о децентрализации культурной жизни провалилась? Или она продолжает работать в регионах?

— Как ни парадоксально, искусство сегодня переживает взлет, очень много ярких художников, живущих не только в Москве, но и по всей стране. Для самого искусства эта ситуаций не помешает развиваться, стать более масштабным явлением. В какой-то момент будет конфликт старого и нового и, история показывает, что старое в основном проигрывает. В этом смысле я оптимист. Считаю, что происходящее сейчас – какой-то морок. Не мрак, в который мы погружаемся надолго, а некий временный морок, который в неожиданный момент мгновенно развеется, будет сюжет особенно смешной и парадоксальный.

— Закручивание гаек окончится улыбкой?!

— Скорее истерическим хохотом, каким-то позорным сюжетом. Но, в принципе, закончится в момент резкий и неожиданный для самой власти.

— И последнее. В передаче на «Радио Свободы» много говорилось о схожести Путина со Сталиным. Вы тогда высказались против их идентичности. А в чем, на Ваш взгляд, Путин похож на Сталина?

— Как и Сталин, он считает себя непогрешимым, не готов прислушиваться к чужому мнению, считает, что жизнь отдельного человека не важна, когда ты создаешь некую глобальную утопию – не важно, капиталистическую или коммунистическую. В этом они похожи.

http://www.novayagazeta-ug.ru/articles/2013/06/25/9696

Аватар пользователя Андрей КОШИК Автор: Андрей КОШИК

Комментарии закрыты