Либералы начинают проигрывать гонку со временем

Navalny_R_2_bКак сообщили некоторые российские СМИ, «Единая Россия» намерена работать с либеральным электоратом в преддверии выборов в Госдуму 2016 года. В частности, Владимир Плигин рассказал газете «Известия» о партийном проекте «Комфортная правовая среда», направленном на «создание наиболее оптимальных условий для развития институтов частной собственности и бизнеса в стране». Единороссы утверждают, что малые либеральные партии не имеют достаточной поддержки, судя по результатам прошедших региональных выборов, следовательно, некому актуализировать проблемы российского креативного класса.

В это время либеральная оппозиция под руководством Алексея Навального собирается проводить 20 сентября в московском Марьине шествие и митинг, главным требованием которых является сменяемость власти. Протестная акция приурочена к четырехлетию рокировки Владимира Путина и Дмитрия Медведева. И дата, и лозунг, наверное, могут объединить активистов тех самых малых партий, о которых говорят единороссы. Но широкому электорату, необходимому любой политической силе для прихода к власти или хотя бы влияния на власть, довольно сложно разглядеть в повестке дня оппозиции, ее объединяющих символах и словах собственные приоритеты.

Под широким электоратом здесь понимается не все население России, а потенциальная аудитория оппозиции, тот же средний класс. Получается, что о проблемах частного предпринимательства с ним готова говорить «Единая Россия», о коррупции и преследовании чиновников – Общероссийский народный фронт. Насколько плодотворным окажется такой диалог – отдельный вопрос, но вышеназванные силы по крайней мере озвучивают эти задачи и имеют доступ к федеральным СМИ, включая телевидение. Оппозиция же сразу после проигранных выборов предлагает вновь поговорить о несменяемости власти, пока кто-то другой напрямую обращается к ее электорату. Тем самым оппозиция начинает попросту отставать от требований времени.

Возможны два модуса деятельности оппозиции, которые условно следует обозначить как кластерный и сетевой. Кластерный модус предполагает, что политическая сила сосредотачивается на своем ядерном электорате, отражает исключительно его интересы, не вступает в союзы с партиями, придерживающимися иных взглядов. Сетевой принцип, в свою очередь, требует от политической силы большей гибкости. Она может вступать в тактические союзы с кем угодно ради достижения стратегической цели – власти. При этом она допускает отток части ядерного электората.

На пике протестного движения в России такие лидеры оппозиции, как Навальный, включили сетевой режим, пытаясь найти общий язык с левыми и националистами, выйти на широкую аудиторию. После избрания Владимира Путина президентом в 2012 году, «болотного дела», суда над Навальным, ужесточения законодательства об НКО произошел откат к кластерному типу деятельности. Складывается впечатление, что сейчас оппозиции важно хотя бы не допустить распада ядра.

Задача понятна. Но, если принять во внимание активность партии власти и провластных структур, оппозиция рискует потерять время, а затем испытывать сложности с доступом к среднему классу. Даже если произойдет количественный рост этой прослойки и укрепление ее политического самосознания, это не приведет к автоматическому усилению оппозиции, потому что ее контакт со средним классом будет утрачен.

Альтернатива тоже достаточно прозрачна. Это отказ от сохранения ядра как главной задачи, а также перестановка приоритетов в публичном дискурсе, выведение на первый план реальных проблем среднего класса и методов их решения, а не символов, интегрирующих либерально-правозащитный электорат.

http://www.ng.ru/editorial/2015-09-18/2_red.html

Метки материала: