Какой должна стать амнистия 2015 года?

cr-w275-h360-center-middle-6a1c34ac3d13a73842253b609be104cdДо революции.

672 тысячи человек.

Такова сегодняшняя   численность заключенных , где проживает менее 145 млн. человек. В пересчете на 100 тыс. человек это 460 человек или 10 место в мире по удельному весу заключенных. Напомню, что   дореволюционной этот показатель составлял 97 человек в 1880 году, 93 человека в 1990 году, 65 человек в благополучном 1990 году и достиг исторического максимума в 1910 году – 109 человек. За всю историю России до 1917 года численность заключенных на 100 тысяч человек или коэффициент призонерности никогда не превышал 109 человек на 100 тысяч. Происходили революции, бунты, кризисы, росла и падала кривая преступности, но 109 человек на 100.000 населения – таков был исторический максимум численности заключенных.

В пересчете на абсолютные цифры это составило около 210 тыс. человек.

До ГУЛАГа.

Революция 1917 года принесла много нового в пенитенциарную практику страны.

Большевики стали использовать опыт англичан времен англо – бурских войн и в Росси появились концлагеря. Одновременно появились нового типа – реформатории, институт условного осуждения и много – много другого важного и полезного для исправления преступника.

Тем не менее, карательная политика была достаточно адекватна. Так, в 1924 года в местах заключения РСМФСР (где проживало около 60 % населения СССР) находилось 77, 7 тыс. человек, в 1926 году – 126 тыс. человек, в 1927 году – 11 тыс. человек.

Только с созданием ГУЛАГа в 1930 году, когда осужденный начинает восприниматься не вы качестве того, кого надо исправить, а в качестве ресурса, который можно использовать, и который имеет крайне низкую самостоятельную ценность. Или не имеет вовсе. Именно в ГУЛАГе в 1934 году численность заключенных впервые превышает пол миллиона и достигает 510 тыс. человек. Но с учетом того, что численность населения СССР в 1930-х годов была выше численности населения России в году, только в 1935 году, когда   численность заключенных в ГУЛАГе достиг 0,96 млн. человек, а численность населения страны составила примерно 158 млн. человек был достигнут с сопоставимым с современным уровнем индекс призонерности, который составил 607 человек на 100 тыс. жителей.

Сейчас этот индекс ниже, но не намного – 460 человек на 100 тысяч.

Таким образом, чтобы мы не говорили и как бы не ругали ГУЛАГ, в настоящее время в России существует ГУЛАГовский уровень тюремного населения.

Знать своё место.

Из цивилизованных стран мира только четыре могут сравниться с нами по количеству заключенных.

Это США , где на 100 тыс. жителей приходится 730зэков.Проблема приобрела такие масштабы, что в 2012 году Верховный Суд СШАобязал некоторые штатысократить численность заключенных в 2 раза.

В Кубе на 100 тыс. кубинцев – 510 заключенных. В Грузии – 514 человек.

Наступает нам на пятки Белоруссия: у батькина 100 тыс. приходится 538 зэков.Добавим сюда Азербайджан с его 407 зэками на 100 тыс. жителей,и все – остальнымстранаммира нас не понять.

Посудите сами: на Украине лишь 338 заключенных на 100 тыс. жителей, в Казахстане – 316,в Израиле – 236, в Польше -220, в Турции – 168, в Греции – 111. Италии – 108, а в Японии и вовсе 54.Даже в Китае 121 на 100 тыс. всех вместе взятых.

И широкие амнистии играют в этомдалеко на самую последнюю роль.

Поменять свое место — новая философия амнистии.

О необходимости изменить философию амнистии я уже писал в октябре 2013 года.

В чем должна быть новизна подходов.

От дозированного милосердия, распределяемого на глазок, должна стать актом, позволяющим решать задачи уголовной и социальной политики, а также задачи нравственного характера.

Можно ли при помощи амнистиизащитить права потерпевшего? В ряде случаев, да, можно.Например, когда гражданскийиск весьмавелик, а законодатель говорит обвиняемому: выплати большую часть суммы иска и мы отправляем тебя на свободу.

Нужно ли по амнистииотправлять на свободу всех неосторожников?Я не торопился это делать, иначе пьяные водители вновьнаводнят наши дороги: сколько бы людей не задавил этот убийца за рулём, по псевдо-гуманным российским законамон совершилпреступление средней степени тяжести.

Я убежден, что важным барьером на пути амнистии должно стать наступление необратимых последствий, то есть такого вреда важным правовым, исправить или загладить который нельзя.Сюда следует отнести смерть человека, утрату здоровья, лишение жилья (если жилье вернули -последствие перестало быть необратимым),разрушениеили утратапамятника истории, культуры, культа, природной среды и т.д.Но и необратимостьпоследствий преступления должна дать человекушанс.Но такой шанс должен быть справедливым и не уравнивать возможностьтого, кто отнял кошелек и того, кто отнял жизнь:для последних должна быть возможность сокращения срока.

Новые подходы.

21 век диктует новые подходы.

Например, врачи говорят: человек болен тяжким заболеванием, и при нахождении в ИК или его шансы умереть существенно выше, чем на свободе. Знающие люди возразят: существуют целых 2 постановления Правительства РФ – 54 и 3 об освобождении по болезни из и ИК. Однако данные постановления чаще всего предусматривают освобождение на той стадии, когда человека спасти уже нельзя. ВА амнистия могла бы затронуть тысячи тех, кого спасти ещё можно.

А вот еще одна категория – те, кого потерпевшие в суде просили не лишать свободы, но кого, тем не менее, посадили. Сколько таких людей? Уж никак не меньше десяти тысяч.   Почему потерпевшие их простили, а государство простить не смогло. У государства могли быть свои резоны: без решетки этого человека исправить было нельзя. Но вот он уже посидел за решеткой, пошагал в колонийном строю, понял, как дорога . Надо ли ещё пару лет держать его в ИК, если уже в суде, его просили отпустить.

Осуждённые, которым до конца срока осталось менее года и осужденные на длительные сроки. Чьи интересы защищаются тем, что свои молодые годы (а, если старые годы – то тем более!) они проводят в неволе. Они бы и ушли условно – досрочно, но один из них – иностранный гражданин, а с его страной нет у России договора о контроле за освобожденными по УДО, а второй не обеспечен работой, а третий – и россиянин, и работает, и 10 поощрений имеет, но вынес хлеб из столовой и за этот страшный грех получил взыскание. Уж не будем здесь писать о тех, кому за 3 дня до рассмотрения вопроса об УДО в карман подбросили сим-карту от телефона.
Актом амнистии следует не только освобождать тех, кто уже не представляет угрозу правопорядку, общественным и государственным интересам, но и распространить амнистию на тех, кто имеет судимость.

Для тех, кто в течение 6 мес. после освобождения не допустил никаких нарушений срок погашения судимости следует сократить в 2 раза. А тем несчастным россиянам (а кое-кто из них живет в России уже четверть века!), кому наличие судимости мешает вступить в гражданство РФ, судимость и вовсе надо снять.

Предлагается акт амнистии распространить и на административные правонарушения: отменить запрет на въезд в Россию тем иностранцам, кто ничего иного противоправного, кроме просрочки регистрации не совершил, сократить в 2 раза срок запрета садиться за руль или работать бухгалтером тем, кто лишён специального права.

Должна амнистия охватить и взыскания, наложенные на осужденных. Одно дело – злодей, который на автомате лупит в колонии всех подряд, а другое дело, — тот, кто носки в тюрьме часы (а это запрещено), передал носки отправляющемуся на этап (аи это запрещено), решил поспать на полу днём в камере ШИЗО ( а это тем более запрещено). Тем, кто не совсем злодей, актом амнистии   следует снять взыскания.

Важное значение амнистии – исправить судебные ошибки. Таких ошибок очень мало по статьям 105 или 111 УК РФ, но весьма много по   159 или 228 УК РФ. Почти каждый третий российский зэк сидит за наркотики. Наряду с настоящими наркобарыгами и наркобаронами там оказывается много случайных людей. Акт амнистии не способен отделить одних от других. Но снизить паранойяльно безумные сроки он способен. Поэтому акт амнистии должен, как можно шире затронуть ст. ст. 228 и 228-1 УК РФ. Извините, матери осужденных, но речь должна идти не об освобождении под ноль. Но снижение сроков должно произойти.

Главный принцип амнистии: не навреди!

С Владимиром Владимировичем Путиным мне3 раза приходилось обсуждать вопросы амнистии.Последнийраз, 10 декабря правда не мне, а М.А. Федотову и Э.А. Памфиловой сказал: я за амнистию, но надо сохранить баланс интересов, чтобы неполучилось, что в зонах никого не останется, преступность вырастет, а никаких новых амнистий долго не произойдет.

Убеждён, акт амнистии, должен иметь защиту от дурака.

Про то, что не надо распространять амнистию на тех, кто совершили преступления, повлекшие необратимые последствия, я уже писал.

Но должны быть и дополнительные меры. Например, амнистированный, прибыв к местужительства, должен встать на учет в правоохранительные органы.Не встал, значит свобода тебе не нужна. Езжайобратно и готовься к свободе по-настоящему.

Следует позаботиться и о тех, кто проходит при лишении свободы принудительное лечение по медицинским показаниям. Для них прекращениелишения свободыне должно повлечь прекращениелечения.

Если амнистия мудрая и настоящая – это всегда действие, направленные на обеспечение баланса интересов. От такой амнистии хорошо становится не жуликам и мерзавцам, не чиновникам и псевдогуманистам, а всему обществу.

Такой идолжна стать амнистия – 2015.

Судьба этой амнистии зависит не от меня, не от депутатов Госдумы, неот чиновников (хотя я был в Питере и видел тамошнего генерала Юрия Потапенко – этот генерал-правозащитник готов бороться, рискуя всем, за судьбу каждого человека!)и не от прокуроров. Судьба этой амнистии зависит от граждан Российской Федерации. Если эта амнистия востребована – миллионыграждан смогутдовести эту мысль до депутатов,журналистов, Президента.Если же она нужна лишь сотне — другойправозащитников и матерей заключенных, то и выйдут на свободу те же самые сотня – другая.

http://president-sovet.ru/members/blogs/post/1136/

Комментарии закрыты