Импортозамещение в агропромышленном комплексе Кубани остается декларативным

Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев назначен федеральным министром сельского хозяйства. Эксперты единодушны: новому главе Минсельхоза придется нелегко, в условиях санкций и обеспечения продовольственной безопасности отрасль переживает не лучшие времена.

О том, какие проблемы стоят перед аграриями в родном для Ткачева регионе, как развивалась ситуация с импортозамещением за минувший год и почему в Краснодарском крае не растет число фермеров, КАВПОЛИТу рассказал атаман нереестрового Всекубанского казачьего войска, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Кубанского государственного аграрного университета Василий Комлацкий.

22debec27b4aa4ac1d4a2c7b84ca4dcf— Год назад активно обсуждались введенные против нашей страны и ответные санкции, продуктовая безопасность России. Что кардинально изменилось в кубанском агропромышленном комплексе (АПК) за это время? Импортозамещение начало работать?

— Действительно произошли положительные сдвиги. Но, к сожалению, они не носят глобального характера. Если говорить о молочном скотоводстве, то за 2014 год несколько вырос удой от коровы. Теперь каждая буренка дает в среднем по краю 6,3 тысячи кг молока (в 2013 году – 60,1 тысячи кг). Это вообще-то очень высокий показатель, при том, что поголовье коров не увеличилось. Стадо свиней за год выросло больше чем на 20%, примерно 30 тысяч голов, но произошло это прежде всего за счет таких крупных предприятий, как «Агрокомплекс» и агрохолдинг «Кубань» – компания Олега Дерипаски в Усть-Лабинском районе. Ожидаемого роста показателей за счет средних и мелких фермерских хозяйств не произошло. Это плохо. Если поднять статистику, то количество фермерских хозяйств за последние, наверное, лет двадцать не увеличивается.

— При этом на Западе, продукцию которого часто можно встретить на полках гипермаркетов, основной производитель – фермер, семейные агропредприятия…

— В США доля среднего фермера колеблется в пределах 40-45% от ВВП отрасли, в Евросоюзе – порядка 60%. В России только около 20%. И речь здесь идет не только о формах хозяйствования.

Президент Владимир Путин не раз подчеркивал важность увеличения среднего класса в бизнесе в целом, значит, и в аграрном секторе. Средний класс – основа стабильности государства, гарант того, что в стране не произойдут социальные потрясения.

Особенно это важно на Кубани, где большая часть семей имеет казачьи корни. Казаки – люди индивидуальные, те, кого в годы коллективизации называли «единоличниками» и «кулаками». Сегодня на селе как раз очень не хватает таких «кулаков», настоящих и ответственных хозяев.

«Ожидаемого роста показателей за счет средних и мелких фермерских хозяйств не произошло» — Василий Комлацкий

Да, в Краснодарском крае есть несколько крупнейших предприятий, те же «Агрокомплекс» и «Кубань». Но они не обеспечат работой сотни тысяч кубанцев. У нас каждый год исчезают хутора и мелкие поселки. Люди перебираются в город, потому что на земле им не дают работать. Как вырос в Краснодаре новый микрорайон – считай, один хуторок и распахали, стали его жители горожанами.

Даже патриарх Кирилл выступил в поддержку малых форм хозяйствования на селе. Потому что именно село хранит традиционную культуру любой нации, ее с села нужно поддерживать. В крупном агрохолдинге трудятся наемные работники, они не чувствуют себя хозяевами земли. А нам нужно, чтобы на землю вернулся хозяин. Не случайно еще во время прошлого кризиса предстоятель русской церкви мудро заметил: «Сельское хозяйство может стать одним из локомотивов, способных вывести нашу страну из кризиса».

— На ваш взгляд, что или кто «не дает работать» селянам? Почему ряды фермеров не растут?

— Есть проблема, которую нужно решать на законодательном уровне. Ведь сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет – сколько не декларируй поддержку малого бизнеса на селе, если не наделять хозяйства землей, не давать возможность развиваться, туда никто не придет.

Те фермеры, кто работает с середины 90-х, уже крепко встали на ноги. Они получают федеральные и краевые дотации (выходит около тысячи рублей за гектар), имеют большие угодья. Жизнь доказала, что фермер более мобилен и успешен, чем агрохолдинги – последние часто в кредитах и долгах, а среди мелких и средних хозяйств банкротов почти нет.

На фото слева – Василий Комлацкий. Фото из личного архива В.Комлацкого

Но беда в том, что на село не приходят новые люди. Чтобы стать аграрием, прежде всего нужна земля. И не просто голое поле, а участок с логистикой, коммуникациями и инфраструктурой. Чтобы построить современную ферму, нужно подвести воду, электричество, нужна грунтовая дорога. Здесь коммунальные сети выкручивают руки начинающим аграриям, а со стороны государства реальной поддержки нет. Вот и выходит, что нужно с боем добывать земельный участок, с боем подключать его к коммуникациям – куда легче открыть фирму в городе.

Сельское хозяйство может стать одним из локомотивов, способных вывести нашу страну из кризиса

— Какие еще проблемы АПК, на ваш взгляд, пока остаются без внимания властей?

— Комплексная переработка и производство. Большую часть кубанского зерна продают непереработанным. В самом регионе из-за сокращения поголовья фуражное зерно некому съедать. Оно идет за границу. Там из нашей дешевой пшеницы делают комбикорм, откармливают животных и птицу, потом в виде полуфабрикатов везут их в Россию. Почему мы не можем заниматься этим на месте? Зачем Кубань, по сути, кормит западного фермера, не давая развиваться своим?

За минувший год ухудшилась ситуация по селекции. Введено эмбарго на поставку из-за рубежа и животных, и растений. Хорошо, Краснодарский край более-менее провел эту посевную, а что делать в будущем? У нас, это еще в бытность губернатором озвучил Александр Ткачев, примерно 10% овощных семян отечественного производства, остальное – импорт. Завозим около 90% семян подсолнечника, почти весь посадочный материал сахарной свеклы, кукурузы. Свои только пшеница и ячмень. С животными ситуация такая же: в крае не осталось ни одного племенного завода по свиноводству, количество племенных хозяйств по крупному рогатому скоту уменьшилось в три-четыре раза. Да, недавно открыт центр в Усть-Лабинске, который занимается трансплантацией эмбрионов, но его одного на аграрный регион мало.

— Здесь возникает вопрос о деньгах. Где их взять на развитие АПК, если в стране кризис?

— Вопрос можно решить двумя путями. Сперва выясните, куда деваются сверхдоходы от продажи зерна. По самым грубым подсчетам, себестоимость килограмма пшеницы никак не выше 4 рублей, а оптовая цена достигает 10-11 рублей. Куда уходят 300% прибыли, которые получают агрохолдинги? Вот их нужно не выводить зарубеж, а направлять на развитие хозяйства.

Другая проблема начинающих мелких и средних хозяйств – высокие проценты по кредитам. Государство должно разработать программу возвратных ссуд на расширение животноводства. Ссуда отличается от кредита тем, что по ней не нужно платить проценты – хозяин вкладывает деньги в покупку коров и бычков, строительство фермы, спустя лет пять они возвращаются государству. При этом появляются рабочие места на селе, платятся налоги, выпускается качественная натуральная продукция. Конечно, нужно жестко контролировать такие ссуды и их расходование, но сегодня их просто нет.

— Последний вопрос: Ткачев на посту министра сельского хозяйства. В чем его сильные и слабые стороны?

— Александр Николаевич сумел наладить производство в Краснодарском крае, выстроить здесь межнациональный мир. Это первый за два десятилетия глава Минсельхоза с профильным образованием и богатым опытом работы в АПК. Вместе с тем в сельском хозяйстве Кубани до конца не решены проблемы, которые мы с вами перечислили. После вспышек африканской чумы свиней поголовье не возвращено до уровня 2000 года, не говоря уже о советском периоде, снижается поголовье коров. При этом качественные показатели в животноводстве стали выше. Вот эти вопросы Александр Ткачев и должен будет решить уже в ранге федерального министра.

usahlkaro Андрей Кошик
Автор статьи

http://kavpolit.com/articles/nuzhno_chtoby_na_zemlju_vernulsja_hozjain-16261/

Метки материала:

Комментарии закрыты