«Дата смерти не имеет правового значения»

krasnodar_voen_620

Православный крест установили военнослужащие федеральных сил на месте гибели экипажа боевой машины пехоты 21 отдельной бригады оперативного назначения МВД России в Грозном. Фото: Василий Панченков / ТАСС

Родные погибших в Чечне солдат через доказывают, что их сыновья не «второго сорта»

Уже несколько лет живущие в Краснодарском крае родители и жены военнослужащих, погибших при исполнении воинского долга, борются за свои социальные права. Начисляющий ежемесячные выплаты Пенсионный фонд им отказывает — социальная поддержка, предусмотренная федеральным законом «О ветеранах», распространяется только на родных погибших до 16 января 1995 года.

Эта правовая коллизия родом из советских времен. В 1989 году принят закон «О неотложных мерах по улучшению пенсионного обеспечения и социального обслуживания населения», приравнявший членов семей погибших при исполнении служебных обязанностей к участникам Великой Отечественной войны. Потом появился уже российский закон «О ветеранах», но статус родителей и вдов погибших фактически продолжали определять по советским нормам. А вот в 2004 году с пресловутой монетизацией льгот членов семей военных приравняли уже к ветеранам боевых действий — менее защищенной группе льготников.

Дали команду притормозить с перерасчетом

– Тот автомат, который мой старший товарищ, старший брат, держал в Афганистане, я держал в Чечне. И там, и там гибли, исполняя свой долг, на войну их послало государство. По закону получается, что погибшие до января 1995 года — это «первый сорт», а погибшие позже — «второй», — с ходу начал председатель Славянского отделения «Российского союза ветеранов Афганистана», муниципальный депутат Алексей Зубченко. Сам он прошел «вторую чеченскую», награжден Орденом Мужества.

Алексей Зубченко. Фото: сайт администрации муниципального образования Славянского района (http://slavyansk.ru/article/a-61.html)

Рассказывает, что в Славянском районе 17 семей, в которых дети или мужья погибли на войне. Потерявшие родных до 16 января 1995 года, а таких около половины, относительно легко получили перерасчет — пришлось только походить с заявлениями в Пенсионный фонд. Остальных ждал .

– Районный суд стал на нашу сторону, иски удовлетворил. Пенсионный фонд обратился с апелляцией в Краснодарский краевой суд. Там почему-то все дела назначили на один день у разных судей, наш юрист не смог разорваться. Одной семье, в заседании по которой он участвовал, решение оставили в силе, по другим удовлетворили апелляцию, — объясняет Зубченко.

Говорит, что разночтения в решениях доходят до абсурда: в марте 2004 года в Чечне погиб капитан Сергей Чередниченко. Его родители живут в Тимашевском районе, через суд им ежемесячную выплату пересчитали. Вдова и две дочери — в Славянском районе, им отказали.

– Для русского человека важна справедливость. Здесь даже не в деньгах дело, разница в две тысячи по нынешним меркам — не такая уж и большая, а в том, что ребят делят на две категории. Родителям и женам важно добиться этого ради памяти погибшего, — уверен районный депутат. — По моему мнению, ситуацию можно объяснить только кризисом, никак иначе. Если бы финансирование оставалось на уровне 2011–2012 годов, нам бы не отказали. Но с середины 2013 года начались ощутимые проблемы с бюджетом, видимо, кто-то сверху дал команду притормозить с перерасчетом.

…В Грозном только двух генералов увидел

Председатель комитета родителей погибших военнослужащих Кущевского района Виктор Попов в зону боевых конфликтов сыновей провожал трижды: старший застал вывод войск из Афганистана, двое других попали в Чечню. Почем фунт военного лиха, и сам пенсионер знает не понаслышке: в составе советского контингента пришлось побывать в Объединенной Арабской Республике на севере Африки.

– Когда распался СССР, мы жили в Грузии. Но я настоял, чтобы сыновья пошли в российскую армию, специально их сюда привез, — вспоминает мужчина. — Олег и старший сын Валера парашютным спортом занимались, у каждого больше сотни прыжков, поэтому к службе были готовы.

Олега должны были направить в состав миротворческих сил ООН в Югославию, перед отъездом парня отпустили домой на десять дней, а вылет объявили срочный — не успел вернуться. Так попал в Чечню в состав 98-й гвардейской дивизии ВДВ.

– Говорят, сам написал рапорт. От нас скрывал, что в Грозный едет. Только после второго письма догадались. Там же, в составе 131-й Майкопской бригады, служил второй сын Игорь, — продолжает Виктор Матвеевич. — На новогодних каникулах приходит телеграмма, что сын погиб, имя не называлось. Подумали на Игоря. Хорошо, Валера догадался позвонить в Иваново, где дислоцируется гвардейская дивизия, там узнали, что 31 декабря 1994 года Олега не стало. Он убит во время боя за правительственное здание.

– Закон же есть: если один сын погиб, второго должны уволить из армии. Рохлин не раздумывал: сейчас грузится самолет, улетите с ним? — передает диалог Попов. — Тогда в Грозном только двух генералов видел — Рохлина и Трошева. Зато в Моздоке, когда пробивал пропуск в зону конфликта, больше 20 генералов в штабе насчитал.Отец решился поехать в Чечню, забрать второго сына. 25 января 1995 года нашел его контуженным — пострадал перед боем за печально знаменитую площадь «Минутка», что, вероятно, и сохранило жизнь. Попал на прием к генералу Льву Рохлину.

За Олега, как и родители других погибших военнослужащих, получал компенсацию. Несколько лет назад узнал, что сумма выплат должна быть другой. Пообщавшись с другими кущевцами (в районе 10 семей, в которых сыновья и мужья погибли на войне), решили идти в суд.

– Некоторые сразу отказались — мол, ничего не добьемся. Накануне судебного заседания приходит письмо из Пенсионного фонда: судиться не нужно, вашей семье выплату пересчитали, — рассказывает мужчина. — А остальным? Некрасиво получается, решил идти до конца.

О том, как боролся с бюрократической системой, Виктор Попов вспоминает эмоционально — сколько раз под предлогом болезни заседания переносились, сколько судов прошло впустую. Некоторые семьи уже во время тяжбы с Пенсионным фондом махнули рукой — видят, что ничего не выходит. Оставшиеся дошли до конца. И переломили систему.

– Самое странное в этом законе — дата 16 января 1995 года. Родителям тех, кто погиб до этого дня, сегодня платят 3080 рублей. Родным тех, кто погиб 16 января и в последующие месяцы, в два раза меньше, — объясняет отец солдата. — У нас была история, когда парень погиб в Грозном до 16 января, но к месту боя из-за обстрелов не могли подойти, забрали труп 19-го числа. Командир оформил документы этой датой, теперь погибший и его семья считаются «второго сорта».

Судебная рулетка

Передо мной увесистая папка с решениями судов первой и второй инстанции. Странным образом их результативная часть разделена по дате: принятые до середины 2013 года в основном удовлетворяют иски родителей и жен погибших, принятые позже, как правило, принимают сторону Пенсионного фонда.

В 2010 году родители погибшего в мае 2001 года младшего сержанта Ивана Сватко обратились в Кореновский районный суд с требованием признать незаконным отказ в перерасчете выплаты в связи с гибелью сына. Пенсионный фонд мотивировал отказ тем, что «в круг лиц, у которых… возникло право пользования льготами, предусмотренными для участников из числа военнослужащих, относятся родители и жены военнослужащих, гибель или смерть которых наступила до 16.01.1995 года». Защита ссылалась на определение Конституционного суда, который разъяснил, что изменения в законе «О ветеранах» не могут отменить права и льготы без равноценной замены, согласно статье 55 части второй Конституции, в стране не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы россиян. В итоге Кореновский районный суд признал отказ в перерасчете выплаты родителям младшего сержанта Сватко незаконным.

Краснодарский краевой суд, рассматривая апелляцию Пенсионного фонда по другому делу — родителей погибшего в ноябре 1995 года в Чечне Дениса Грачева — указал: доводы фонда о том, что «право на получение ежемесячной денежной выплаты распространяется на родителей и жен военнослужащих, погибших… до вступления в законную силу ФЗ «О ветеранах», то есть до 16.01.1995 года, обоснованно признаны судом первой инстанции несостоятельными, поскольку дата смерти погибшего сына истцов не имеет правового значения для определения правового статуса его родителей и определения размера ежемесячной выплаты».

Зато апелляцию Пенсионного фонда, рассмотренную в июле 2013 года по делу вдовы погибшего в марте 2004 года капитана Чередниченко, краевой суд удовлетворил. Верховный суд в прошлом марте даже отказал вдове Чередниченко в передаче кассационной жалобы для рассмотрения судебной коллегией.

– В частном разговоре один из федеральных судей мне прямо сказал: это не наша прерогатива, все идет сверху. Сейчас в бюджете денег нет, потому что шла олимпийская стройка, а потом наступил кризис, — объясняет участвовавший в делах юрист из Ейска Сергей Романенко. — Сложилась ситуация, что в некоторых районах Кубани родители имеют льготы и получают повышенную ежемесячную выплату, установленную как для участников Великой Отечественной войны, а в других районах краевой суд отказал в удовлетворении.

http://krasnodar.rusplt.ru/index/Rodnye-pogibshih0soldat-v-sude-dokazyvayut-pravo-na-poluchenie-posobiya-15989.html

Комментарии закрыты