Чем может обернуться тотальная проверка студентов на экстремизм

Федеральное агентство по делам национальностей готовит анкеты для студентов вузов, колледжей и техникумов по выявлению их «склонности к экстремизму». Едва ли сбор этого массива данных поможет в реальной борьбе с религиозно-политическим радикализмом, но зато точно укрепит новое поколение граждан России в двоемыслии и национальной привычке «не высовываться».

От идеи тотального анкетирования российской молодежи веет бюрократическим формализмом, как и от многих других форм нашего государственного управления. Сразу возникает подозрение, что очередное ведомство — в данном случае Агентство по делам национальностей — стремится «примазаться» к модной теме экстремизма и тем самым доказать собственную нужность и состоятельность. Хотя вроде бы очевидно, что это как раз та тема, которой должны заниматься и наверняка занимаются спецслужбы.

Сегодняшний российский тип управления сочетает модные западные KPI со старыми добрыми советскими плановыми показателями. Достаточно вспомнить последнее заседание президентского Совета по делам культуры, в ходе которого глава государства потребовал от приглашенных поскорее выработать критерии оценки их собственной деятельности, в соответствии с которыми он, в свою очередь, будет «спрашивать» с ответственных чиновников.

Мечта пушкинского Сальери «поверить алгеброй гармонию» накрепко засела в умах наших государственных деятелей, и, похоже, они готовы распространить ее на максимальное число сфер жизни общества. Алгоритмизировать и назначить ответственного. «Движение — все, цель — ничто».

С целью в этом случае действительно могут возникнуть проблемы. Что объединяет культуру и экстремизм? Заведомая размытость определений и глубинная иррациональность. Вот и думай, что с этим делать.

Говорят, современные способы анализа больших данных — совокупности действий пользователей в интернете — позволяют вычислить предпочтения, оказать влияние и предсказать поступки чуть ли не каждого человека. Пугающей сенсацией стал текст швейцарского журнала Das Magazin о том, как именно это помогло Дональду Трампу победить на выборах в США, а организаторам «Брекзита» добиться нужных результатов на референдуме.

Но сбор письменных анкет по теме экстремизма меньше всего похож на такую продвинутую аналитику.

В самом лучшем случае это превратится в формальную процедуру сродни знакомым каждому российскому призывнику психологическим тестам в военкомате. Они явно были некогда составлены в сотрудничестве с профессиональными психологами, но уж больно легко позволяют мало-мальски сообразительному юноше на месте определиться, входит в его планы посещение психдиспансера и возможное получение «белого билета» или все-таки нет.

Нужно только четко решить, как отвечать на каждый пятнадцатый вопрос примерно такого содержания: «Часто ли вы думаете о самоубийстве?», «Бывает ли, что к вам приходят мысли о том, что лучше бы все окружающие однажды умерли?», «Хотите ли сбежать из дома и больше не возвращаться?».

Интересно, кстати, как бы на последний вопрос ответила Варвара Караулова, по следам несостоявшегося бегства которой ФАДН и подготовило свои предложения? И помогла бы сотрудникам спецслужб ее анкета?

Если же к реализации обозначенной инициативы подключатся еще и офицеры, тогда студентов может ждать более печальный сценарий. Когда новые звезды на погонах будут получать не только за тщательный мониторинг репостов в соцсетях, но и по результатам задушевных бесед с молодыми людьми, которые по каким-то причинам решат разоткровенничаться с незнакомыми дядями и тетями.

В любом случае результатом введения такого тестирования станет то, что у российской молодежи появится еще один тренажер социально желательного поведения и двоемыслия.

Отвечай, чего от тебя ждут. «Молчи, скрывайся и таи и чувства, и мечты твои». Иначе попадешь в группу «подозрительных» и прощай, карьера, а то и чего похуже.

Экономисты считают, что СССР разрушила плановая экономика. Философы — что это сделала плановая идеология. В обществе повальной лжи просто не нашлось желающих поддерживать падающую власть искренне. Так и новые попытки воспитать послушное поколение — что с помощью основ православия с 1-го по 11-й класс, что с помощью анкетирования студентов, — конечно, тщетны. Но нервы и биографии молодым людям это может серьезно испортить.

Существенный вопрос, как всегда, один — а что по сути? Есть ли реальные способы если не предотвратить, то хотя бы предупредить преступления экстремистской направленности? Если, конечно, вкладывать в это понятие не критику власти, а желание взять в руки оружие, совершить террористический акт и т.д.

Помимо нормальной повседневной работы психологов и педагогов, видимо, нужно как минимум перестать делать из экстремизма жупел.

Потому что культ безопасности парализует нашу общественную жизнь, и особенно больно это бьет по чувствительным душам молодых людей, которые ищут хоть каких-то смыслов, а не ограничений и запретов.

Всеобщая апатия, бездействие и особенно лицемерие, царящие в обществе, — отличная почва для разного рода радикальных идей и просто бессмысленного в своей жестокости одиночного террора: проснулся рано утром, выпил кофе и расстрелял всех своих одноклассников.

Ту же Варвару Караулову прокурор предлагает посадить на пять лет лишь за «намерение» уехать в Сирию. Очевидно, это должно стать уроком для всех: чтоб неповадно было в «игры играть». Но может ли угроза тюрьмы остановить реального радикала, который и так готов поставить на кон свою свободу, а то и жизнь?

Все это действительно похоже на очередной пароксизм бюрократической логики соотнесения желаний и реальности. Можем ли мы заставить всех написать анкету? Можем. Можем ли остановить распространение экстремизма? Не можем. Будем делать анкеты.

https://www.gazeta.ru/comments/2016/12/08_e_10413077.shtml#page1

Метки материала:

Комментарии закрыты