Анатолий Сердюков, защищая обвиняемую по делу «Оборонсервиса», не вышел «за рамки коридора договоренностей»

Оригинал этого материала 
© «Коммерсант», 16.01., Фото: ТАСС
Министр обороны Евгении Васильевой

Сергей Машкин 

Compromat.Ru Compromat.Ru
Евгения Васильева Анатолий Сердюков

На вчерашнем заседании Пресненского райсуда Москвы ключевой свидетель по уголовному делу о хищениях военного имущества через структуры ОАО «Оборонсервис», бывший министр обороны Анатолий Сердюков, встал на защиту главной обвиняемой по делу — экс-главы департамента имущественных отношений (ДИО) военного ведомства Евгении Васильевой. По его мнению, продав имущество Минобороны, госпожа Васильева не нанесла ущерб ведомству, а, наоборот, избавила его от балласта, позволив преодолеть последствия кризиса 2008-2009 годов. Позиция свидетеля настолько впечатлила адвокатов, что те потребовали снять со своей подопечной все обвинения.

Лучшая кандидатура

Анатолий Сердюков, еще недавно обвиняемый в халатности, но избежавший уголовного преследования в связи с амнистией, приехал в суд на черном лимузине с маячком. Сопровождали его сотрудники ФСО и бойцы спецназа. Его автомобиль вопреки сложившейся традиции подъехал прямо к ступенькам ведущей в здание суда лестницы, а рамку металлоискателя и паспортный контроль свидетель прошел не останавливаясь. Такой же путь проделала и главная обвиняемая Васильева, которую с места ее домашнего ареста привезла скромная Lada Kalina ФСИН. 

Чтобы не нервировать Анатолия Сердюкова, из зала заседаний удалили всех журналистов, попросив их наблюдать за происходящим из соседней комнаты — в режиме видеотрансляции. 

Первые вопросы, заданные участниками заседания экс-министру, как и следовало ожидать, касались его некогда близкой подруги, протеже и бывшей подчиненной Евгении Васильевой. Свидетель рассказал, что познакомился с ней осенью 2009 года на межведомственном совещании, посвященном реконструкции находящегося на балансе Минобороны храма в Санкт-Петербурге. Доклад руководившей в то время санкт-петербургским филиалом СУ-155 и ООО «Балтикстрой» Васильевой «о вопросах финансирования, сроках реконструкции и перспективе привлечения к работам тех или иных компаний» произвел на министра сильное впечатление. По его словам, отметив профессионализм оратора, он пригласил госпожу Васильеву к себе, чтобы обсудить с ней уже «вопросы, касающиеся Минобороны». Так она стала сначала советником министра, затем — главой ДИО, а под конец своей карьеры — руководителем аппарата господина Сердюкова. «На тот момент лучшей кандидатуры было не найти»,— отметил свидетель. 

На вопрос гособвинителя, какие именно профессиональные качества госпожи Васильевой позволили экс-министру остановить на ней свой выбор, свидетель сообщил, что ему «о многом говорил» красный диплом, с которым госпожа Васильева закончила Санкт-Петербургский госуниверситет.

Немного о личном

«Я вас когда-нибудь обманывала?» — поинтересовалась у экс-министра сама обвиняемая Васильева. Напомним, что именно это инкриминирует ей следствие. По версии СКР, махинации с военной недвижимостью экс-начальник ДИО совершала, предварительно введя министра в заблуждение. Однако свидетель опроверг выдвинутые обвинения, заявив, что Евгении Васильевой он полностью доверял — в противном случае не назначал бы ее на ответственные должности, и обман с ее стороны полностью исключает. 

Старые знакомые поговорили немного и о личном. Так, например, экс-начальник ДИО пожаловалась бывшему министру на следствие, которое необоснованно, с ее точки зрения, заявило в об изъятии у нее при обыске«шедевров мировой живописи». Видимо, желая поддержать обвиняемую, свидетель сказал, что за все время ее службы в центральном аппарате Минобороны ни одной картины оттуда, по его данным, не пропало. […]

Никакого ущерба, только польза

Как только представители прокуратуры начали задавать ему вопросы, напрямую касающиеся предъявленных госпоже Васильевой обвинений, свидетель стал выступать в качестве адвоката подсудимой. Более того, уже амнистированный, он стал брать на себя и всю ответственность за совершенные, по версии следствия, преступления бывшей подчиненной. 

Так, например, встал вопрос о назначениях членов советов директоров дочерних структур ОАО «» — этих людей, как полагает следствие, рекомендовала на должности обвиняемая Васильева, чтобы затем с их помощью совершать сомнительные сделки с военной недвижимостью. Однако господин Сердюков опроверг обвинения, указав, что все кадровые решения в «Оборонсервисе» принимались по его поручению. «Кто бы там ни был — Иванов, Петров или Сидоров,— все они назначались только по директиве министра обороны,— заявил суду свидетель.— Это были мои решения, я сам их принимал, и никто на меня при этом не давил». 

Отвечать на вопросы о продажах военного имущества экс-министр начал издалека. По его данным, к моменту его вступления в должность на балансе армии было огромное количество непрофильных активов: 23 тыс. военных городков, 15 тыс. котельных, многочисленные ремонтные заводы, которые были для военного ведомства «большой обузой». 

Их приходилось финансировать, давать авансы и кредиты, льготные условия аренды, однако предприятия все равно не могли «подняться с колен». На этих объектах, по словам свидетеля, «постоянно отключали газ, свет либо не платили зарплату», а он, в свою очередь, получал регулярные нагоняи от руководства страны. 

Особые хлопоты экс-министру, по его словам, доставляли военные сельхозпредприятия. На Дальнем Востоке, как утверждал свидетель, директор военного совхоза взял в лизинг комбайны и прогорел: ему оказалось негде и нечего сеять. А Орловская птицефабрика, принадлежавшая военным, заявила отпускную стоимость яйца на 15% выше, чем в магазинах. «Если я это яйцо на Камчатку привезу, оно подорожает еще втрое,— возмущался свидетель.— И зачем мне такое яйцо?» 

Все убыточные предприятия, по словам господина Сердюкова, не были нужны министерству «ни в каком виде», поэтому, поставив перед руководством страны этот вопрос, он получил разрешение на приватизацию и продажу непрофильных активов. 

Благодаря госпоже Васильевой эта задача была, по его словам, реализована, а вырученные средства пошли на перевооружение и обеспечение военнослужащих жильем: «Таким образом, от работы Евгении Васильевой не было никакого ущерба — только польза». Отметим, что по версии СКР, ущерб от вменяемых госпоже Васильевой 12 эпизодов махинаций превысил 3 млрд руб. 

По мнению свидетеля, «работа по продаже недвижимости была проведена качественно и вовремя, а если бы Минобороны не избавилось от балласта, то последствия кризиса 2008-2009 годов были бы для министерства гораздо тяжелее».

«А вам не все равно кто купит?»

Вопросы гособвинителей о ценах, по которым было продано военное имущество (следствие, напомним, полагает, что они были существенно занижены для «близких» к главной обвиняемой покупателей), вывели спокойного и немногословного в целом свидетеля Сердюкова из равновесия. 

«Имущество продавалось не потому, что кто-то на него нацелился, а потому что нужно было срочно избавить министерство от лишних расходов»,— пояснил экс-министр прокурорам. По его словам, законодательство для подобных случаев вообще не предусматривает предварительной оценки недвижимости, а если она все же была сделана, продавец имеет право вдвое скинуть цену на торгах. Тем не менее, как заявил свидетель, все без исключения объекты оценивались, «чтобы иметь какие-то ориентиры и не допустить коррупционных проявлений». Продавали их, несмотря на срочность поставленной задачи и кризисное время, почти всегда по оценочной стоимости и только в некоторых случаях, когда отдельные «неликвиды» зависали на торгах на месяцы и даже годы, сбрасывали цену. […] 

[ИА «РБК», 15.01.2015, «Я ей доверял»: что нового рассказал в суде Сердюков о Васильевой»: Отдельно Сердюков остановился на вопросе о том, как министерство начало работать с компанией «ЦПП Эксперт». […]
Сердюков не отрицал, что компанию «Эксперт» предложила Васильева. По ее инициативе он встретился с руководителем фирмы — Екатериной Сметановой. «Я ее спросил, какое у нее образование, какой опыт работы. Мне показалось, что человек обладает всеми необходимыми данными», — резюмировал экс-министр. Он рассказал, что после этого обсудил вопрос о назначении «Эксперта» агентом на совещании и издал директиву. «Вы знали, что «Эксперт» не имел права заниматься оценочной деятельностью?» — задал вопрос прокурор. «Эксперт» определили агентом, а не оценщиком», — поднялся с места адвокат Васильевой Дмитрий Харитонов. Ответ министра был не слышен из-за плохой связи. Какие-либо подробности о работе «Эксперта» и ее штатных сотрудников Сердюков припомнить не смог. Но заявил, что ему ничего не известно о взаимоотношениях фирмы с компанией «Вита Проджект», которую обвинение также считает подконтрольной Васильевой. По версии следствия, именно на счета этой компании поступали агентские вознаграждения «Эксперта», а сама фирма выступала приобретаем пакета акций «31 ГПИС» и двух зданий Минобороны. «Мне было все равно, кто являлся приобретателем активов», — заявил Сердюков. Главным, по его мнению, была своевременная оплата сделок. Но, отметил бывший министр, если бы кто-то из сотрудников рассказал бы ему, что покупатель — его компания, это было бы лучше, чем держать сведения в секрете. — Врезка К.ру] 


[Газета.Ру, 15.01.2015, «Оборона Васильевой»: Основные полномочия по сопровождению сделок с недвижимостью в определенный период легли на акционерное общество в составе холдинга «Оборонсервис», центр правовой помощи «Эксперт». Именно это общество, по мнению следователей, было ключевым элементом в схемах продажи объектов Минобороны.
Как пояснил суду Анатолий Сердюков, все акционерные общества имели своих генеральных директоров, назначаемых в результате голосования членов совета директоров.
«В совет директоров входили я, Евгения Николаевна, Марина Балакирева (бывший руководитель главного правового управления Минобороны) и другие. Всего семь человек. Кандидатуры для назначения на должности генеральных директоров обществ обсуждались советом директоров. Кто предлагал эти кандидатуры, сложно сказать. На совете директоров обсуждалось много вопросов и зачитывалось много докладов, вносились предложения. Если по уровню квалификации кандидатура устраивала, по ней проводилось голосование», — продолжал свидетель.
В результате этих голосований должности директоров обществ получили оказавшиеся с Васильевой на скамье подсудимых Ирина Егорова, бывшая, по версии следствия, «личным казначеем» Васильевой, Лариса Егорина, Юрий Грехнев и Максим Закутайло. […]
Васильева задавала вопросы прямо, можно сказать, в лоб.
— Скажите, я вас когда-нибудь обманывала? — прозвучал вопрос.
Сердюков отвечал на них не менее проникновенно.
— Нет. Исключено.
— Меня обвиняют в хищении трех миллиардов рублей. Никто не может сказать, где они находятся. Что вы можете сказать по этому поводу?
— Что я могу сказать? — развел руками экс-министр. — Сказать, где эти деньги?
Зал отреагировал на ответ громким смехом. Смеялся и сам Сердюков, но уже через мгновение пояснил свою реплику: «Я вообще считаю, что никакого хищения не было. Работа по реализации имущества была проведена хорошо. Ущерб был бы, если бы мы ее не проводили». […]
— Скажите, пожалуйста, сообщалось ли вам о готовящейся в отношении меня провокации с целью дискредитировать работу департамента имущественных отношений и вас? — продолжает Васильева.
— Да, такая оперативная была, — произнес довольно тихо Сердюков. При этом экс-министр даже изменился в лице. Взгляд его был устремлен в пол. […]
— Известно ли вам, что мне угрожали тюрьмой, если я не дам против вас показания? — продолжает Васильева.
— Я бы не отвечал на этот вопрос, — признался Сердюков и подержал паузу. — Была такая информация, но я не буду говорить откуда. — Врезка К.ру] 


[Право.ру, 15.01.2015, «Бывший министр обороны Сердюков рассказал в суде о провокациях»: На вопрос о том, предупреждал ли министр свою подчиненную о готовящихся в адрес его и его сотрудников провокациях, Сердюков ответил утвердительно, сообщив, что этим могли заниматься некие «сотрудники Минобороны в отставке». Васильева в ответ вспомнила о Константине Мирошникове, экс-сотруднике министерства, передавшем Екатерине Сметановой денежные средства, с которыми ее арестовали. «Я выяснил, как он попадал в министерство, знаю, что он говорил с некоторыми сотрудниками, и в конечном итоге распорядился, чтобы у него изъяли пропуск», — вспомнил Сердюков. — Врезка К.ру] 

Отметим, что участники процесса не хотели отпускать свидетеля Сердюкова в течение примерно пяти часов. Стороны так увлеклись процедурой, что забыли даже про обеденный перерыв. Между тем к вечеру вопросы к экс-министру обороны явно иссякли и стали повторяться, а свидетелю пришлось напоминать своим собеседникам, что ответы на их вопросы он уже давал и не хотел бы по нескольку раз повторять одно и то же. Судья в итоге сообщила о закрытии заседания и отпустила главного свидетеля. 

Его выступление, как выяснилось, произвело огромное впечатление на профессиональных защитников госпожи Васильевой. Покидая суд, адвокаты заявили журналистам, что экс-министр фактически изложил суду консолидированную позицию защиты обвиняемых (помимо госпожи Васильевой перед судом предстали еще шестеро предполагаемых участников хищений). «Главный свидетель убедительно доказал суду, что в уголовном деле нет ни одного аргумента, подтверждающего причастность подсудимых к тем преступлениям, которые им инкриминируют,— пояснил один из защитников.— Лучшим выходом для прокуратуры в этой ситуации будет просто отказаться от всех предъявленных обвинений». 

[ИА «Росбалт», 15.01.2015, «Сердюков снял вину с Васильевой»: Стоит отметить, что допрос прошел по сценарию, о котором «Росбалт» сообщал еще в сентябре. Тогда источник агентства, знакомый с ситуацией, рассказал, что Сердюков придет на суд и будет свидетельствовать в пользу Васильевой. И даже привел часть доводов экс-министра, которые действительно прозвучали на слушаниях. Собеседник «Росбалта» тогда пояснил, что экс-министр приложил немало усилий, чтобы помочь своей бывшей подчиненной. Однако до него было доведено, что в сложившейся ситуации вывести второго «главного героя» из расследования возможности нет. Разве что — заменить Васильеву на самого Сердюкова. В результате экс-министр решил публично на суде поддержать бывшую протеже.»
Сердюков может быть смелым, поскольку знает, что прекращение его уголовного преследования было политическим решением, поэтому ему точно ничего не грозит, — отметил 15 января источник агентства, знакомый с ситуацией. — Он выступал как свидетель обвинения, но сказал то, что посчитал нужным. Насколько я знаю, его выступление не выходит «за рамки коридора» договоренностей, и отмена политического решения вряд ли последует. После таких показаний суд оказалась в непростой ситуации. С одной стороны, полностью снять обвинения с Васильевой невозможно. С другой — абсолютно очевидно, что ее действия никак не подпадают, под инкриминируемые Васильевой тяжкие статьи УК РФ, в том числе мошенничество в особо крупном размере. Не удивлюсь, если в итоге будет найдено соломоново решение. Например, обвинение переквалифицируют на нетяжкие статьи УК РФ (халатность или злоупотребление полномочиями), которые позволят назначить наказание, не связанное с лишением свободы». — Врезка К.ру]

http://www.compromat.ru/page_35278.htm

Метки материала: , , , ,

Комментарии закрыты