Интизар Мамутаева — о своем уходе с поста детского омбудсмена в Дагестане и проблеме женского обрезания

intizar_mamutaeva__dfqbcdwВ понедельник, 15 августа, фонд «Правовая инициатива» представил довольно шокирующий отчет об исследовании практики женского обрезания в Республике Дагестан. В рамках исследования сотрудники фонда опросили 25 жительниц высокогорных районов и переселенческих сел региона в возрасте от 19 до 70 лет. Результаты опроса выявили, что все опрошенные подверглись процедуре так называемого женского обрезания – удаления или повреждения клитора и других частей гениталий с целью понижения чувственности и сексуального влечения.

Как говорится в документе, тему женского обрезания на уровень общественно значимой проблемы вывела Уполномоченный по защите семьи, материнства и прав ребенка при главе Дагестана Интизар Мамутаева. Случилось это 26 мая на заседании Совета по защите материнства при главе республики.

Так совпало, что в день публикации доклада «Правовой инициативы», глава Дагестана Рамазан Абдулатипов подписал указ о назначении нового детского омбудсмена, а 13 лет занимавшая этот пост Мамутаева была отправлена в отставку.

Портал ЮГА.ру попросил Интизар Мамутаеву прокомментировать ситуацию с проблемой женского обрезания в Дагестане, а также ее уход с поста Уполномоченного по защите семьи, материнства и прав ребенка при главе республики.

Расскажите о заседании Общественного совета по защите материнства при главе республики, который состоялся 26 мая, и где вы обсуждали проблему женского обрезания. Почему Вы решили поднять эту тему именно тогда?
– Из местного МВД мне принесли статью о женском обрезании, опубликованную нашим земляком – сейчас не могу вспомнить фамилию. Информация о том, что это практикуется в наше время и в нашей республике стала шоком. Я живу в Южном Дагестане, и о существовании подобной традиции вообще никогда не слышала. Это все, наверное, есть только в северной и горной частях республики.
Естественно, как Уполномоченный по вопросам женщин, детей и семьи, я не могла на это не отреагировать. Для обсуждения проблемы мы пригласили главврачей, специалистов Минздрава, заместителей глав муниципальных образований городов и районов республики. Все проходило в закрытом режиме – без журналистов. Потому что если таковой проблемы на самом деле нет, не стоит создавать ненужный шум. А если есть, то ее надо пресекать и без лишних скандалов. Необходимо изучить ситуацию на местах и проводить работу с женским населением.

– Фонд «Правовая инициатива» стал проводить исследование после вашего обращения?
– Нет, мы занимались этой проблемой с местными властями, а фонд «Правовая инициатива» работал сам по себе. Я, конечно, обращала внимание на их работу, реагировала на нее. Но они сами эту тему раздували. Конечно, весь этот шум, гам, сенсационность – это, наверное, нравится журналистам. Но преувеличивать масштабы проблемы не стоит. Проблема женского обрезания есть в двух-трех, максимум – шести районах республики. А в Дагестане 55 муниципальных образований. Надо не раздувать из этого сенсацию, а работать с людьми на местах, перевести разговор в нормальное русло, чтобы они глупостями не занимались.
И уж точно сюда не надо приписывать ислам. В мусульманских традициях никогда не было ничего подобного. Женское обрезание – это не про ислам, а про фанатизм.

– В день публикации доклада фонда «Правовая инициатива» появилась новость о том, что Вы покидаете пост детского омбудсмена…
– 27 июля мне исполнилось 65 лет. Это предельный возраст нахождения человека на государственной службе. (главе Дагестана Рамазану Абдулатипову 4 августа исполнилось 70 лет – прим.)

– То есть смена детского омбудсмена никак не связана с публикацией доклада?
– Нет, уже 29 июля был соответствующий указ (на официальном сайте главы РД такой документ отсутствует – прим.). Появление информации о том, что я ушла с поста в день публикации доклада о женском обрезании – это просто совпадение.

– Ранее также ходили слухи о том, что Вас могут отправить в отставку после нашумевшей истории с домом-интернатом для умственно отсталых детей «Забота», в работе которого были выявлены грубые нарушения.
– С интернатом «Забота» моя отставка тоже не связана. Тем более, это было уже давно, какой смысл был бы в этом сейчас. Повторюсь, это связано с возрастом. Я ухожу на другую работу, которая не будет связана с госслужбой.

***
Публикация отчета фонда «Правовая инициатива» вызвала широкий общественный резонанс и волну комментариев. Некоторые официальные лица выступили без осуждения женского обрезания. Так, например муфтий Северного Кавказа Исмаил Бердиев сначаланазвал подобную практику не противоречащей догматам ислама, а потом и вовсе заявил о необходимости обрезания всех женщин. Впрочем, затем он сказал, что пошутил, объяснив это беспокойством о повсеместном разврате.

Протоиерей Всеволод Чаплин поддержал позицию Бердиева (хотя тот впоследствии отказался от своих слов). «Надо уважать традиции других народов», – заявил экс-глава Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата РПЦ на своейстранице в Facebook.

17 августа председатель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Владимир Слепак заявил, что все операции по обрезанию девочек в России являются незаконными и должны наказываться уголовно. На следующий день доклад правозащитников о женском обрезании в Дагестане был направлен в Генпрокуратуру. А вчера, 19 августа, В Госдуму внесли проект об уголовном наказании за подобную практику.

Автор: ЮГА.ру

Метки материала: