#РоссияЖжет в действии: скандальные персики, скучающие таможенники, пустая трасса

6 августа уничтожили первые партии «санкционной еды» на российско-белорусской границе. С тех пор число грузовиков на трассе Брест — Москва резко сократилось — репортаж DW с погранперехода.

На российско-белорусской границе, за КПП Красное На российско-белорусской границе, за КПП «Красное»

На белорусско-российской границе первыми жертвами указа об уничтожении «санкционных» продуктов с 6 августа пали две фуры томатов и три грузовика персиков. Вывод об их европейском происхождении сделали на основании маршрута следования и отсутствия маркировки товаров. Автомобили были задержаны в так называемом пункте предварительного уведомления «Красная горка» Смоленского управления Россельхознадзора. На следующий день произошел скандал: жители российских деревень нашли место захоронения «санкционной еды» и стали ее собирать. Другим следствием вступления указа в силу стал резкий спад грузопотока на границе.

С «Красной горки» — в «Кучино»

Пункт «Красная горка» Россельхознадзора — это пост карантинной службы, расположенный рядом с таможней в пункте пропуска «Красное». Фактически это место, где пограничники, таможенники и транспортники контролируют границу. Своим названием пункт Россельхознадзора обязан близлежащей деревне Красная горка.

Инспекторы службы проверяют сопроводительные документы и вносят информацию в систему «Аргус», предназначенную для автоматизации ветеринарного надзора на внешней границе Таможенного союза. В случае необходимости проводят досмотр машин — на таможенных складах временного хранения.

До вступления указа в силу растительную продукцию, не прошедшую карантинный контроль, возвращали владельцу. Если тот отказывался забрать ее, Россельхознадзор уничтожал продукты на главной смоленской свалке «Кучино» в песчаном карьере в 30 км от города. Там работают три бульдозера, постоянно трамбующие свалку.

Кто пожинает плоды санкций?

Всего в Смоленской области девять свалок, большинство из них оборудованы хуже, чем полигон «Кучино». 6 августа местом уничтожения подпавшего под эмбарго груза был назначен полигон твердых бытовых отходов в поселке Гусино Краснинского района. На следующий день его посетили журналисты смоленской газеты «Рабочий путь» и сфотографировали, как жители окрестных деревень собирают помидоры и персики.

Уже два дня спустя на свалках появились шлагбаумы и охрана. Жители деревни Красная горка признались, что завидуют соседям, и предложили в следующий раз раздать продукты им.
CLzygnoWIAA2d_S.jpg large

Местный экспедитор Евгений считает, что власти издали указ, который пока выполнить невозможно. Ведь было заявлено, говорит он, что уничтожение продуктов будет фиксироваться на видео, а решение будут принимать таможенная служба, Россельхознадзор и Роспотребнадзор. При этом последнее ведомство на границе в принципе не представлено, таможенники уничтожением не занимаются, а вся работа ложится на плечи Россельхознадзора, у которого «телеоператора не предусмотрено»

«Санкционные продукты»: сжечь или съесть?

Установки термического уничтожения — инсинераторы или крематории — на границе вряд ли появятся, рассуждает Евгений. Дело в том, что российский Минсельхоз еще в 2008 году утвердил требования для фитосанитарного контроля на госгранице и выбрал поставщиком сжигателей петербургскую компанию «Турмалин». Ее инсинераторы появились на российско-украинской границе, в портах и аэропортах, но имеют малую производительность. Крематорий, сжигающий до трех тонн в час, будет стоить около 6 миллионов рублей (85 тысяч евро). Учитывая, что в России насчитывается 388 пунктов пропуска, требуемая сумма составит 33 миллиона евро, которые пока никто не выделил.

Дорога опустела, таможенники загрустили

7 августа Россельхознадзор был вынужден официально заявить о резком снижении объемов ввозимой в Россию растительной продукции. Если до 6 августа в «Красной горке» проходили контроль по 170 автомобилей в сутки, то на следующий день их количество сократилось до 70, в основном с грузами белорусского производства.

Так, 8 августа на проверку заезжали преимущественно фуры брестского предприятия «Санта-Бремор», перевозившие красную рыбу. В этот и следующий дни поток на трассе составлял всего десяток грузовиков в час. Таможенники, в чей офис за полдня не зашло ни одного человека, выглядели растерянно. В пункте весогабаритного контроля, где даже в санкционную эпоху скапливалось до 20 фур, после вступления в силу указа президента РФ стало непривычно пусто. Причина, как считает один из контролеров, понятна: иностранцы боятся ехать.

В пункте предварительного уведомления Красная горка В пункте предварительного уведомления «Красная горка»

Российский парадокс

Член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека правозащитник Александр Брод заявляет, что уничтожать продукты — противозаконно. Эта процедура, по его словам, противоречит статье 35-й Конституции России, в которой прописано, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. А уничтожение продуктов проводится во внесудебном порядке, с чем ряд членов Совета высказали несогласие. Правозащитники и юристы готовят свое заключение по этому вопросу, которое будет передано президенту РФ Владимиру Путину осенью.

 

http://dw.com/p/1GCYs

Метки материала: