Виталий Бондарь: Бутафорский Екатеринодар

Кандидат исторических наук, член Союза архитекторов РФ, директор Западно-Кавказского НИИ культурного и природного наследия Виталий Бондарь делится своим мнением о новых странных чертах в облике КраснодараОригинал материала — сайт «Живая Кубань» (livekuban.ru)

21 апреля Кубань будет отмечать 280-летие Екатерины Второй. Примерно в эти же дни в Краснодаре торжественно откроют монумент в честь ее небесной покровительницы. Но это не единственный памятник, который появится в столице края в ближайшее время. О них и о градостроительной политике, заслужившей Краснодару репутацию «города блуждающих монументов» мы беседуем с кандидатом исторических наук, членом Союза архитекторов РФ, директором Западно-Кавказского НИИ культурного и природного наследия Виталием Бондарем.

Ирина Путилина («Живая Кубань»): — Какое впечатление произвел на вас монумент в честь святой великомученицы Екатерины ?

Виталий Бондарь: — Ужасное. Известно, что скульптурное изображение пантеона святых является преимущественно католической и протестантской традицией. Исстари ведется, что если в православных храмах и встречаются объемные фигуры небесных покровителей, то они вписаны либо в архитектурный декор либо во внутреннее убранство церкви, как во Владимире, Пскове, Суздале и Новгороде. Правда, в последнее время случаются исключения из этого правила. Общественность края все-таки высказывала недоумение и беспокойство по этому поводу еще на подготовительном этапе, но руководство администрации пресекло сомнения, заявив: мол, мы не решаем, возводить памятник или нет.. Мы лишь думаем, как это сделать.

— Ну и как сделали?

— Плохо. Монумент выполнен московскими скульпторами Дарьей Успенской и Виталием Шановым. Они же являются авторами далеко не безупречного памятника киноактрисе Кларе Лучко. Новая их работа также вызывает множество вопросов. Почему, например, в качестве основы для композиции выбран расколотый колокол? Понятно, что он не может звонить. Это образ отнюдь не торжества православия, а его, если не гибели, то, во всяком случае,- кризиса. Далее, почему на колоколе установлен некий объем, до боли похожий на перевернутый тазик, над которым и возвышается бронзовая фигура святой. Почему она и колокол – черные, а «тазик», венец и крест великомученицы – золотые? Видимо, авторы, решив сыграть на контрасте, не заложили в свое помпезное творение четко читаемой мысли. Мне его семантика не понятна.

— Как вы оцениваете место, выбранное для нового монумента?

— Как спорное. Вслед за Екатериной по осевой линии бульвара высится, тоже еще официально не открытая, Триумфальная арка. Она была возведена по проекту архитектора Василия Филиппова в память о посещении Екатеринодара Императорской семьей. Александр III въезжал в город по улице Екатерининской (ныне Мира). Там, на пересечении с улицей Котляревского и обрело свое первоначальное место это сооружение в «старомосковском» купеческом стиле в 1888 г.
Через сорок лет эти Царские ворота были снесены. И вот теперь «новодел» переехал на Красную, где, если и вписался в пространственный контекст, то, скажем честно, лишь на «троечку», то есть едва-едва. По масштабам и стилистике он не соответствует ни зданию Дома Союзов, выполненному в официальном советском стиле, ни самому бульвару, который достаточно классицистичен.
Архитектор Сергей Снисаренко, воссоздавший этот проект, не мог бороться с теми, кто дал задание «воткнуть» его именно в это место.

— Но по мнению краеведов, примерно в этом районе и были сожжены останки генерала Корнилова. Согласитесь, мороз по коже от столь циничного сочетания несочетаемого…

— Именно. А если еще вспомнить, что поблизости, в месте, прозванном старожилами Свинячим хутором, фашисты в дни оккупации Краснодара развернули концлагерь. Его территория, которая захватывала часть площади завода имени Калинина и выходила к улице Хакурате, стала буквально адом для тысяч бойцов и офицеров Советской Армии. Но эти трагические страницы истории не только Кубани, но и всей России до сих пор не удостоены даже памятного знака.

Застройка, сохранение архитектурного наследия – тема отдельного разговора. Сегодня речь идет о скульптуре. Именно она формирует идеологию городского пространства. Что мы транслируем землякам? Какое поколение растим? Корень бед в отсутствии осознанной политики. Захотели – возвели. Захотели – перенесли, как памятник Ленину. Задали, было, державный стиль главной улице города. Воссоздали собор Александра Невского и памятник Екатерине Второй. Кто затем додумался перегородить самое начало Красной, частично замостив, повесив цепи и сделав заграждения? Почему их потом «украсили» вензелем императрицы, забыв, что с обратной стороны на просвет «Е» смотрится как «Д», что тоже является символом?

Что уж говорить о пошловатых скульптурах Валерия Пчелина! Его «собачки» были бы вполне уместны в любом парке, но их водрузили на одном из самых «главных» перекрестков города, вблизи от тех самых «имперских» истоков Красной. Пчелинский же памятник картине Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» из закутка на углу Горького собирается переехать в скверик на Советской, вытеснив оттуда скульптурный портрет самого великого художника. Впрочем, подобным «ляпам» несть числа.

— Словом, основная беда в непрофессионализме? Но в былые времена во всем, что касается творчества, защитой от него были художественные советы?

— Самое яркое тому подтверждение — недавнее заседание жюри конкурса проектов городской скульптуры. Это и был тот самый «худсовет». Из одиннадцати его членов девять — сотрудники краевой и городской администрации. «Жюрили» мы сразу два конкурса. В одном мы должны были выбрать проект скульптуры на социально значимую тему «Позвони маме». В другом – тот, что увековечит образы жителей Екатеринодара середины-второй половины 19-го века. Свои работы представили скульпторы Аполлонов, Яковлева, Годяцкий, Карнаев-младший.
Складывалось впечатление, что имя победителя уже было известно всем. Похоже, что анималисту Пчелину уготована роль «местного Церетели». Его композиция «Мама, ждущая звонка», кажется, сошла с экрана старого советского кинотеатра. Решение, конечно, банальное, но в конце концов – дело вкуса. Да и установить скульптуру планируется в «кармане» перед зданием ЮТК, который и даст на нее деньги.

— Телекоммуникационная компания заодно «попиарит» свои услуги… Ну, а победившие «граждане Екатеринодара» чем вам не понравились?

— С «Екатеринодарцами» Пчелина дело хуже. В эту композицию вошли скульптуры в рост человека: бабушка, торгующая семечками, казак, прогуливающийся с девушкой, и зевака, заглядевшийся на арку так , будто увидел ее впервые. В этой композиции наличествуют не только художественные огрехи, но и нарушена историческая правда. Эти персонажи, судя по их облику и одежде, родом из середины 19-го столетия. А казачий город той поры и Екатеринодар 80-90-х годов — «две большие разницы», как говорят одесситы. Это уже многонациональный, преимущественно купеческий город. И городовой вряд ли допустил в столь важное место торговку семечками. Бутафория, фальшь.

Словом, центр Краснодара становится все более похож на квартиру-«хрущобу», в которую приехал в гости родственник-станичник. Он еще не освоился в чуждой ему городской среде, но спешит пристроить свои «хабари», перекраивая все по своему вкусу. Возникает не образ любимого города, а некая абсурдная смесь якобы православия и Сенбаза. Кстати, столетний Сенной рынок тоже уничтожен.

Может быть, и нам пока не спешить? Остановиться, оглядеться, подумать и посоветоваться со специалистами, общественностью, а не сталкивать лбами стили, эпохи и идеологии?

— Монументальная скульптура нынче сыплется на город, как из рога изобилия. А она стоит весьма недешево, может сегодня нужно повременить с «украшательством»?

— Злые языки утверждают, что, например, бронзовая фигура святой Екатерины обошлась городу в 70 миллионов рублей. Фундамент к ней – в двадцать . Четыре фонтанчика у ее подножия потянули аж на 169 миллионов рублей. Неслабо в дни экономического кризиса!

Метки материала:

Комментарии закрыты