В судебном произволе разберется Бастрыкин

Жители станицы Нововеличковской Краснодарского края обратились к Председателю Следственного комитета Российской Федерации Александру Бастрыкну с требованием возбуждения уголовного дела в отношении судей Краснодарского краевого суда

СК СПК судьи

ЗАЯВЛЕНИЕ

о совершении судьями Одинцовым В.В., Шуниной Л.П., Багрий Л.Б. Краснодарского краевого суда преступлений, предусмотренных статьями 285, 286, 292, 305 УК РФ, и привлечении их к уголовной ответственности.

 

 

1. По существу заявления.

Мы не обжалуем решение суда в настоящем заявлении, а заявляю о тяжких преступлениях Судебной коллегии апелляционной инстанции по гражданским делам Краснодарского краевого суда, в которую входят:

— председательствующий судья Одинцов В.В.

— судьи Шунина Л.П., Багрий Л.Б.

Мы просим:

установленные нами в настоящем заявлении достаточные данные о признаках преступлений (часть 2 статьи 140 УПК РФ) вышеуказанных должностных лиц не относить к «обобщённому суждению», «оценочному суждению», «личному мнению», так как достаточные данные о признаках преступлений установлены во время тщательного личного расследования, имеют процессуальный характер в виде достаточных данных, указывающих на признаки состава преступлений — фактических доказательств преступных деяний (преступного бездействия).

 

2. Вводная часть.

Судебная коллегия апелляционной инстанции по гражданским делам Краснодарского краевого суда в составе: председательствующего Одинцова В.В., судей Шуниной Л.П., Багрий Л.Б. (далее по тексту – судьи), создали преступный анклав и вынесли заведомонеправосудное коррупционное решение по иску Артюх А.С. о переводе прав покупателя и признании права собственности  на земельные доли в праве общей долевой собственности на земельные участки с кадастровым номером 23:07:0104000:0192, и тем прямо посодействовали совершению захвата и хищения собственности СПК «Колос», которая была приобретена законным путем.

В ст. 67 ГПК и в п.3.1 Постановления Конституционного Суда № 19-П от 20.07.2011 говорится о необходимости проведения судьей всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования обстоятельств дела, на основе чего и осуществляется выбор подлежащих к применению норм права и совершаются определенные процессуальные действия (о каком всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании может идти речь, если суд не принял во внимание основополагающие для разрешения дела документальные свидетельства).

В Определении КС № 42-О от 25.01.2005 отмечается, что не допускается отказ судов и иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников судопроизводства, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом. Причем мотивировка решения суда во всяком случае должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права, иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение дела.

Доводы, отраженные мной в жалобе основывались на законе и фактических обстоятельствах, логичны, последовательны и обоснованы и достаточно чётко, ясно и изложены в моих возражениях на апелляционную жалобу. Но не проанализированы и проигнорированы судьями.

И считаю, данные действия формальным подходом к делу, не делающим чести ни судьям, ни правосудию. И грубо нарушающие мои конституционные права на справедливое судебное разбирательство.

В ОСНОВУ АПЕЛЛЯЦИОННОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОТМЕНЯЮЩЕГО РЕШЕНИЕ СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ ЛЕГЛИ ДОМЫСЛЫ СУДА, КОТОРЫЕ НИКЕМ НЕ ОСПАРИВАЛИСЬ И НИКЕМ НЕ БЫЛИ ОСПОРЕНЫ ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ, ДАННЫЕ ВЫВОДЫ ТРУДНО НАЗВАТЬ ДАЖЕ МНЕНИЕМ СУДА, ПОТОМУ ЧТО ОНИ ПОЛНОСТЬЮ ОСПАРИВАЮТСЯ СУДЕБНЫМИ АКТАМИ И СОГЛАШЕНИЕМ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ДОЛЕЙ:

Цитата из судебного решения:

«Учитывая, что какие-либо документы, подтверждающие то, что СПК «Колос». ранее имел право общей долевой собственности (…) в материлах дела отсутствуют, доводы истца о том, что выкуп земельных долей последним произведен с нарушением преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собтвенности (…), заслуживают внимания.

Представленные по делу доказательства свидетельствуют о том, что СПК «Колос». (…), не являясь участником общей долевой собтвенности, выкупила, с нарушением преимущественного права, доли, принадлежащие участникам общей долевой собственности, в том же земельном участке».

Суд при рассмотрении дела вышел за рамки исковых требований. Вопрос о том, является ли СПК «Колос». участником общей долевой собственности, никем, в данному случае истцом, не ставился и оспорен не был.

В материалы дела были представлены доказательства законного приобретения доли в праве общей долевой собственности земельно участка с кадастровым номером 23:07:0104000:192:

— не принято во внимание письмо Динского отдела Управления Россреестра по Краснодарскому краю, где изложена вся история о земельных участках, расположенных в границах СПК «Колос», согласно которой имеются записи о праве собственности в праве общей долевой собственности за СПК «Колос».;

— не исследован факт изначального приобретения доли в праве общей долевой собственности СПК «Колос», согласно вступившего в силу решению Динского районного суда Краснодарского края от «06» февраля 2009 года, на основании которого в последующем СПК «Колос». принимал участие в формировании земельного участка с кадастровым номером 23:07:0104000:192, как участник общей долевой собственности.

Таким образом, сомнения суда о том, является ли СПК «Колос». участником общей долевой собственности являются недействительными и необоснованными в соответствии с нормами права, однако в основу Апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 27 мая 2014 года лег именно этот вывод.

Кроме того, истец стал обладателем долей в праве общей долевой собственности земельно участка с кадастровым номером 23:07:0104000:192, которые согласно записям ЕГРП должны были быть аннулированы. По данному факту также вступило в законную силу решение Динского районного суда Краснодарского края от 22 мая 2014 года.

Таким образом, судом были полностью ПРОИГНОРИРОВАНЫ представленные возражения на исковое заявление, а также письменные доказательства уполномоченных на то государственных органов!!!

То есть СУДЬИ своим решением подарили истцу доли, которых просто не существует, что свидетельствует о халатности при исполнении своих служебных обязанностей как минимум!

ВЫВОД: суд БЕЗ  рассмотрения  моих доводов вынес неправосудное решение, что указывает  на  неисполнение  служебных полномочий  и  умысел  на  совершение  преступления  против правосудия:

—  Судебная коллегия  проигнорировала все представленные доказательства, как с моей стороны, так и со стороны Динского отдела Управления Россреестра по Краснодарскому краю, и ко всему прочему пошла против уже состаявшихся законных решений суда.

Поэтому, считаем, что Судьи в силу профессиональных знаний и обязанностей осознавали, что выносят неправосудное решение, которое не соответствует фактическим обстоятельствам дела и противоречит требованиям материального и процессуального права.

Судьи,  имея целью вынесение заведомо-неправосудного  судебного  акта, вынуждались этой противоправной необходимостью произвольно (безмотивно и безосновательно) отклонить доводы, изложенные в возражениях на аппелляционную жалобу,  « не заметить»  явного  подлога.

Указанные судьи не только грубо (посредством совершения преступлений против правосудия) нарушили мое право на эффективное обращение в суд и справедливое судебное разбирательство, гарантированное частью 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, но и своими неправосудными решениями подтвердили существование в государстве судебной практики, основанной на злоупотреблениях,  круговой  поруке —  коррупции.

Умышленность преступных действий перечисленных судей следует из следующих фактов :

— Презумпции знания законов судьями.

— Презумпции знания   требований к судьям.

— Презумпции знания ответственности за вынесение заведомо-незаконых судебых актов.

— Презумпции знания  опасных последствий для общества от вынесения заведомо-незаконных судебых актов.

— Цитирования  в возражениях ВСЕХ НОРМ и ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ, которые были прогнорированы  судьями при вынесении их  решений.

—  Игнорирование судебной коллегией  ВСЕХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ БЕЗ ДОВОДОВ и ОБОСНОВАНИЙ.

— Внесение ложной информации в судебный акт.

 

3. Существо заявление.

Считаем, что указанное Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 27 мая 2014 года было вынесено без достаточных оснований, с нарушениями норм материального и процессуального права. При вынесении этого решения судом не были учтены многие предоставленные нами факты, имеющие существенное значение для данного дела и свое документальное подтверждение. Кроме того не истребованы, не получены и не исследованы документально подтверждающие их доказательства доводов истца. Причем, не имея ни одного документального доказательства от истца, судьи основывали свои выводы на собственных измышлениях и на не имеющихся в деле, непонятно откуда взятых и не относящихся к существу дела фактах, а не на документальных доказательствах СПК «Колос»

Учитывая, что законность/незаконность вынесенного судом апелляционной инстанции решения должна устанавливаться вышестоящим судом, настоящим заявлением не ставится цель внесудебного опротестовывания этого решения. Целью настоящего заявления является обоснование совершенных судьями нарушений норм материального и процессуального права, как содержащих признаки уголовных преступлений, предусмотренных статьями 285, 286 и 292 УК РФ, что должно повлечь за собой применение к нему соответствующих мер уголовного наказания.

 

  1. Правовые основания для заявления.

Постановлением Конституционного суда № 23-П от 18 октября 2011 г. определено:

  1. Признать взаимосвязанные положения статей 144, 145 и 448 УПК РФ и пункта 8 статьи 16 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 10, 19 (часть 1), 46 (часть 1), 118, 120 и 122, в той мере, в какой этими положениями допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьей 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» УК РФ, в случае, когда соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке (что и имеется в данном случае).

Но при этом в п.5 данного Постановления КС отмечено, что «этим не ставится под сомнение возможность разрешения в установленном законом порядке вопроса о проведении в отношении судьи предусмотренных УПК РФ действий для проверки сообщения о преступлении и возбуждении по результатам этой проверки уголовного дела по признакам других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному статьей 305 УК РФ, составов преступлений, таких как «Мошенничество» (статья 159), «Злоупотребление должностными полномочиями» (статья 285), «Превышение должностных полномочий» (статья 286), «Получение взятки» (статья 290)».

Весьма важное значение по предмету данного заявления имеет Постановление Конституционного Суда РФ № 30-П от 21.12.2011, которым установлено следующее.

2. Согласно Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (статья 46, части 1 и 2).

Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, оно признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ и обеспечивается на основе закрепленных в ней принципов правосудия, включая независимость судей, их подчинение только Конституции РФ и федеральному закону, осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (статьи 17 и 18; статья 120, часть 1; статья 123, часть 3, Конституции РФ).

Приведенным положениям Конституции РФ корреспондируют предписания статьи 10 Всеобщей декларации прав человека и статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которым каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом, т.е. при предоставлении на основе полного равенства процессуальных гарантий справедливого судебного разбирательства.

Указанные общие принципы осуществления правосудия распространяются на все закрепленные Конституцией РФ, ее статьей 118 (часть 2), виды судопроизводства — конституционное, гражданское, административное и уголовное и являются для них едиными, вне зависимости от природы и особенностей материальных правоотношений, определяющих предмет рассмотрения в каждом виде судопроизводства, в рамках которого граждане реализуют конституционное право на судебную защиту.

В п.3.1 данного Постановления КС говорится, что «Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

При этом не отрицается, а, напротив, предполагается необходимость пересмотра решений, вступивших в законную силу, с тем, чтобы в правовой системе не могли иметь место судебные акты, содержащие взаимоисключающие выводы. Регулирование института пересмотра вступивших в законную силу ошибочных судебных актов соотносится с международно-правовыми нормами, также признающими как обязательность исполнения судебных решений, так и необходимость исправления судебных ошибок в случаях, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела (пункт 2 статьи 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод)».

3.2. Пределы действия преюдициальности судебного решения объективно определяются тем, что установленные судом в рамках его предмета рассмотрения по делу факты в их правовой сущности могут иметь иное значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают, а суды в их исследовании ограничены своей компетенцией в рамках конкретного вида судопроизводства.

Решение по гражданскому делу, возлагающее гражданско-правовую ответственность на определенное лицо, не может приниматься другим судом по уголовному делу как устанавливающее виновность этого лица в совершении уголовно наказуемого деяния и в этом смысле не имеет для уголовного дела преюдициального значения. Иное являлось бы нарушением конституционных прав гражданина на признание его виновным только по обвинительному приговору суда, а также на рассмотрение его дела тем судом, к компетенции которого оно отнесено законом.

В уголовном же судопроизводстве решается вопрос о виновности лица в совершении преступления и о его уголовном наказании. Имеющими значение для этого суда будут являться такие обстоятельства, подтверждающие установленные уголовным законом признаки состава преступления, без закрепления которых в законе деяние не может быть признано преступным. Это касается и формы вины как элемента субъективной стороны состава преступления, что при разрешении гражданского дела установлению не подлежит. Именно поэтому уголовно-правовая квалификация действий (бездействия) лица определяется исключительно в рамках процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и не может устанавливаться в иных видах судопроизводства.

В силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов, если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не являлись предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом.

В системе норм, предусматривающих условия и порядок доказывания по уголовным делам в контексте предписаний статей 49 и 118 (часть 2) Конституции РФ, и во взаимосвязи со статьей 61 ГПК РФ и статьей 69 АПК РФ это означает, что принятые в порядке гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, которые должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу, в том числе на не исследованных ранее при разбирательстве гражданского дела данных, указывающих на подлог или фальсификацию доказательств, — такого рода доказательства исследуются в процедурах, установленных уголовно-процессуальным законом, и могут в дальнейшем повлечь пересмотр гражданского дела.

Обстоятельства фальсификации доказательств как уголовно наказуемого деяния не составляют предмета доказывания по гражданскому делу. Данные фактические обстоятельства выходят за рамки объективных пределов законной силы судебного решения, вынесенного в гражданском судопроизводстве, и составляют предмет доказывания по уголовному делу, возбужденному по признакам соответствующего преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ.

4.1. … в качестве единого способа опровержения (преодоления) преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к числу оснований которого относится установление приговором суда совершенных при рассмотрении ранее оконченного дела преступлений против правосудия, включая фальсификацию доказательств.

В развитие предписаний статьи 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод процессуальное законодательство РФ (пункты 2 и 3 части второй статьи 392 ГПК РФ, пункты 2 и 3 части 2 статьи 311 АПК Российской Федерации) относит к числу оснований пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, в частности, заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификацию доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта, преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела.

4.2. … Следовательно, в уголовно-правовых процедурах исследуется вопрос, не входивший в предмет доказывания по гражданскому делу, — о фальсификации доказательств именно как уголовно наказуемом деянии, которая в случае ее установления может явиться основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения по гражданскому делу.

Следовательно, статья 90 УПК РФ не может рассматриваться как препятствующая расследованию подлога, фальсификации доказательств или другого преступления против правосудия, совершенного кем-либо из участников процесса (судьей, стороной, свидетелем и др.), и, соответственно, привлечению к уголовной ответственности лиц, участвующих в гражданском деле, за совершенные ими преступления, связанные с его рассмотрением и разрешением.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, частью второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд РФ постановил:

1. Признать положения статьи 90 УПК Российской Федерации не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования эти положения означают, что:

— фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;

— признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства;

— фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.

2. Конституционно-правовой смысл положений статьи 90 УПК РФ, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

А вот что по этому поводу говорят другие нормативные правовые акты.

Статья 448 УПК РФ. Возбуждение уголовного дела

1. Решение о возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в ч.1 статьи 447 настоящего Кодекса, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается:

4) в отношении судьи … краевого или областного суда, суда города федерального значения, федерального арбитражного суда — Председателем Следственного комитета РФ с согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ;

5) в отношении иных судей — Председателем Следственного комитета РФ с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей;

Закон «О статусе судей в РФ» № 3132-I от 26.06.1992

3. Решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу принимается:

— в отношении судьи областного суда, суда города федерального значения, федерального арбитражного суда — Председателем Следственного комитета РФ с согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ;

— в отношении судьи иного суда — Председателем Следственного комитета РФ с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ.

Из изложенного выше следует, что российское законодательство позволяет привлекать судью, совершившего в процессе судопроизводства нарушения, квалифицируемые статьями 285, 286, 292 УК РФ, даже в случае, когда вынесенное им решение не признано противозаконным вышестоящим судом.

 

5. Обоснование доводов заявления.

В моем возражении на апелляционную жалобу были предъявлены следующие основания для ее удовлетворения:

— пропуск истцом срока исковой давности;

— предоставлены правоустанавливающие документы на доли СПК «Колос». в праве общей долевой собственности;

— заявлено что Истцом необоснованно заявлено большее количество земельных долей, чем принадлежит СПК «Колос» в действительности;

— письмом Динским отделом Управления Росреестра по КК разъяснена вся история формирования земельного участка с кадастровым номером 23:07:0104000:192, в частности о приобретении первой доли СПК «Колос»  в праве общей долевой собственности на основании судебного решения.

В Определении Конституционного суда № 42-О от 25.01.2005 отмечается, что не допускают отказ судов и иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников судопроизводства, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

Согласно п.4 статьи 67 ГПК РФ «результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими».

Однако в решении суда не отражено, по каким причинам судьи сделали вывод, что СПК «Колос» не является участником общей долевой собственности. Данное обстоятельство свидетельствует о несоблюдении судьями процессуальных норм, в частности ст. 67 ГПК РФ, и о ненадлежащем исполнении ими должностных обязанностей, что содержит в себе состав уголовного преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ.

В статье 71 ГПК РФ — Письменные доказательства говорится:

3. Копии письменных доказательств, представленных в суд лицом, участвующим в деле, или истребуемых судом, направляются другим лицам, участвующим в деле.

В ходе судебного разбирательства мной были переданы всем участникам процесса все правоустанавливающие документы на доли в праве общей долевой собственности на  земельный  участок  с кадастровым  номером  23:07:0104000:192, истец не предоставлял каких-либо письменных доказательств о том, что СПК «Колос» не является участником общей долевой собтвенности. Таким образом, вместо судебного разбирательства, основанного на состязательности и равноправии сторон, суд решил выйти за рамки исковых требований и незаконно признать меня посторонним лицом, который не имел права участвовать вообще в каких-либо сделках связанных с долями в праве общей долевой собственности.

Никаких документальных доказательств по существу искового заявления истцом представлено не было. И судьи не стали настаивать на их представлении, видимо документальное подтверждение доводов сторон его не очень интересовало.

Данное обстоятельство свидетельствует о несоблюдении судьями процессуальных норм, в частности ст. 149 ГПК РФ, и о ненадлежащем исполнении им должностных обязанностей, что содержит в себе состав уголовного преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ.

Ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В Постановлении Пленума Верховного суда № 11 от 24.06.2008 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» говорится:

7. При выполнении задачи, связанной с представлением необходимых доказательств, судья обязан уже в стадии подготовки дела создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

9. При подготовке дела судья обязан разъяснить сторонам положение части 1 статьи 68 ГПК РФ о том, что если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (вместо этого судьи решили сами выдумать свою правду об обстоятельствах настоящего дела).

В Постановлении Пленума Верховного суда № 35от 07.02.1967 (в ред. постановления ПВС № 5 от 06.02.2007) «Об улучшении организации судебных процессов и повышении культуры их проведения» говорится:

Отдельные судьи недостаточно ответственно подходят к подготовке процессов, поверхностно изучают дела, вносимые на судебное рассмотрение. Встречаются случаи пренебрежительного отношения судей к соблюдению установленных законом правил судебного разбирательства, особенно в подготовительной части судебного заседания, невыполнения требований закона о порядке разрешения судом заявлений и ходатайств лиц, участвующих в процессе (это как раз и есть такой случай).

Истец стал обладателем долей в праве общей долевой собственности земельно участка с кадастровым номером 23:07:0104000:192, которые согласно записям ЕГРП должны были быть аннулированы. По данному факту также вступило в законную силу решение Динского районного суда Краснодарского края от 22 мая 2014 года.

Данное обстоятельство свидетельствует о несоблюдении судьями процессуальных норм, в частности ст. 67, 327.1 ГПК РФ, и о превышении ими должностных полномочий, что содержит в себе состав уголовного преступления, предусмотренного статьей 286 УК РФ.

Как известно, доказательства складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу, и если по каким-либо причинам, вопреки отсутствию хотя бы одного из этих признаков, фактические данные признаются доказательствами, то следует вести речь о фальсифицированных доказательствах. Именно таким и является представленный суду расчет долей, за которыми должно быть признано право собственности истца.

Данное обстоятельство свидетельствует о несоблюдении процессуальных норм, в частности ст. 67 ГПК РФ, и о ненадлежащем исполнении судьями должностных обязанностей, что содержит в себе состав уголовного преступления, предусмотренного статьями 285, 286, 292 УК РФ.

В соответствии с п.17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19 от 16.10.2009 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»:

«В случаях, когда такое лицо в связи с исполнением своих служебных обязанностей внесло в официальные документы заведомо ложные сведения либо исправления, искажающие их действительное содержание, содеянное должно быть квалифицировано по статье 292 УК РФ.

Если же им, наряду с совершением действий, влекущих уголовную ответственность по статье 285 УК РФ, совершается служебный подлог, то содеянное подлежит квалификации по совокупности со статьей 292 УК РФ».

Из изложенного выше следует, что, не имея ни одного документального доказательства со стороны истца, а также его полномочного представителя, и не обсуждая сам предмет иска, руководствуясь только разъяснениями представителей истца, а также в результате подтасовки и фальсификации обстоятельств дела, судьи в нарушение многочисленных процессуальных и материальных норм (причем сами эти нарушения содержат в себе признаки уже уголовных преступлений), вынеслм на судебном заседании 27 мая 2014 года неправосудный судебный акт.

Указанные выше нормативно-правовые акты высших судебных органов достаточно однозначно квалифицируют действия, аналогичные совершенным судьями Краснодарского краевого суда, как грубые нарушения норм материального и процессуального права, безусловно умаляющие авторитет судебной власти и причиняющие ущерб репутации судей, и являющимися при этом свидетельством явной небрежности судей и ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей, недопустимые при отправлении правосудия, а в совокупности дающие основания для вывода не только о недобросовестности и профессиональной некомпетентности судей, но и о совершении ими уголовного преступления.

На прошедшем в начале марта 2013г. заседании коллегии Генпрокуратуры Президентом В.Путиным было сказано, что борьба с коррупцией и использованием служебного положения в неблаговидных целях является главной задачей на данном этапе для России. Особо было отмечено, что «от того, насколько эффективно ведется эта борьба, зависит доверие граждан к государственным структурам вообще, это проецируется на стабильность государства». При этом им было особо подчеркнуто, что «коррупция не только тормозит экономическое развитие страны, но и подрывает сами основы государственного устройства России», а борьба с коррупцией была названа им «чрезвычайно важной не только профессиональной, но и политической задачей».

К этому нечего ни добавить, ни убавить, насколько кратко и емко обозначена Президентом основная на настоящее время для России проблема. И действия судей Краснодарского краевого суда стали ярким свидетельством творимого ими беззакония и активного противодействия инициативам Президента по становлению правового государства.

В соответствии c определением в законе 273-ФЗ “О противодействии коррупции”: «Коррупция – это злоупотребление служебным положением, злоупотребление полномочиями, либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде имущественных или неимущественных прав для себя, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами”.

 

На основании изложенного выше и в соответствии со статьями 285, 286, 292 УК РФ, статьей 7 закона № 4866-I от 27.04.1993г»Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», учитывая также ответственность государственного служащего в связи с его обязанностью признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина в соответствии со статьей 3 закона № 58-ФЗ от 27.05.2003 «О системе государственной службы Российской Федерации», статьями 4, 15 и 18 закона № 79-ФЗ от 27.06.2004 «О государственной гражданской службе Российской Федерации», а также законом 273-ФЗ “О противодействии коррупции”, законом № 3132-I от 26.06.1992 «О статусе судей в РФ», законом № 403-ФЗ от 28.12.2010 «О Следственном комитете Российской Федерации» и статьями 124, 141, 144, 145, 447, 448 УПК РФ:

ПРОСИМ:

1. Направить в Высшую квалификационную коллегию судей Представление о согласии на возбуждение против судей Одинцова В.В., Шунина Л.П., Багрий Л.Б. Краснодарского краевого суда уголовного дела по признакам преступлений, предусмотренных статьями 285, 286, 292, 305 УК РФ.

2. Возбудить в отношении судей Одинцова В.В., Шунина Л.П., Багрий Л.Б. Краснодарского краевого суда уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч.1 статьи 285 УК РФ — Злоупотребление должностными полномочиями, ч.1 статьи 286 УК РФ — Превышение должностных полномочий, ч.1 статьи 292 УК РФ — Служебный подлог, 305 УК РФ — Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта, а также проверить на составы других уголовных деяний

3. В случае принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии документального подтверждения многочисленных фактов нарушений норм материального и процессуального права, противоречий фактическим обстоятельствам дела, искажающих объективную истину, направить в наш адрес (353212, РФ, Краснодарский край Динской район ст. ул. Красная, 41) копию мотивированного определения об отказе в его возбуждении для его обжалования в соответствии с действующим законодательством.

 

Со статьей 306 УК РФ об уголовной ответственности за заведомо ложный донос ознакомлены.

 

Подпись Стародуб

4 комментария на “В судебном произволе разберется Бастрыкин”

  1. Андрей 18.08.14 в 15:07

    Интересно, есть у нас правосудие ?
    Сдадут своих или нет?

  2. Вот и посмотрим! Но, пока эти «судьи работают» и остаются на своих местах. Мне тоже пришлось с ними «столкнуться».Если получится у Нововеличковских, тоже напишу по их примеру. Такое ощущение, что правосудия нет. Хотя,на Руси всегда так, по пословице:»Закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло». Судьи — слуги народа рулят!

    • надежда 09.05.15 в 16:29

      ждать не надо, давайте все объединяться. только вместе мы сможем сдвинуть эту гору. звоните 7(918)1820038

  3. Так, по-видимому результата нет никакого, поскольку «Воз и ныне там» Эти горе-судьи (в моем случае судьи БагрийЛ.Б., Метов, под председательством Одинцова В.В.) «правят суд» и поныне.