ТРЕВОГА!

ПОТРАТИВ СОТНИ МИЛЛИОНОВ, ВЛАСТИ КУБАНИ ТАК И НЕ СОЗДАЛИ ЭФФЕКТИВНУЮ СИСТЕМУ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ О НАВОДНЕНИЯХ

3861391

БОЛЬШАЯ ВОДА ПРИШЛА В СОТНИ ДОМОВ фото: Photoxpress

Споры о ситуации на Донбассе оставили практически незамеченной очередную трагедию в Краснодарском крае – в Ейский район, как раз напротив готовящегося к обороне Мариуполя, большая вода пришла в сотни домов. Утром 24 сентября нагонная волна спокойного в обычные дни Азовского моря затопила станицу Должанскую и поселок Ясенская Переправа, окраину Ейска.

Штормовой ветер, достигавший 40 метров в секунду, нагнал воду в Азовское море и, изменив направление, утром обрушил трехметровую волну на берег. Количество пострадавших домов уточняется работающей на месте комиссией, только в Ясенской Переправе под снос пойдут 15 жилых строений. В настоящее время известно об одном утонувшем и двух пропавших без вести, количество жертв может вырасти – в районе трагедии проходили спортивные соревнования, некоторые участники и зрители приехали «дикарями», разбив палатки на берегу. К восстановительным работам у пострадавших от стихии претензий нет. На следующий же день прибыли сотни волонтеров. С людьми работают психологи и юристы, сейчас активно раздается гуманитарная помощь. Но система оповещения вновь, как в Крымске, дала сбой.

Региональный министр ЧС Борис Глебов на встрече с жителями сказал: мы предупредили спортс­менов базы отдыха «Серф­приют» о том, что будет волна, за сутки или даже за двое. По словам главы Ейского района Тимофеева, накануне он собирал глав поселений и всем говорил о штормовом предупреждении.

«Почему оповестили спортсменов, но не предупредили людей, живущих в низине? Было достаточно времени, чтобы обойти всех», – рассуждает житель Должанской Олег Ильин.

Вопрос – сработала ли система оповещения в Должанской и соседней Ясенской Переправе? – пожалуй, ключевой в этой ситуации. Если бы людей предупредили о бедствии, многие вывезли бы на машинах бытовую технику, выпустили бы на высокое место скот. К слову, на пострадавшие автомобили и погибшую живность компенсации не выдаются, а начисленных 60 тысяч рублей вряд ли хватит даже на косметический ремонт домов.

Напомним, что после Крымска губернатор Александр Ткачёв распорядился создать всеохватывающую систему оповещения.

«Сегодня все это висит на главе администрации поселения и района, у которого нет по большому счету ни сил, ни возможностей, ни финансирования для того, чтобы проводить качественно эту работу», – заявил тогда глава региона. Прошло больше двух лет – ничего не изменилось.

В январе 2013 года на региональном Совбезе Ткачёв сообщил о модернизации системы оповещения, создании системы оперативного мониторинга природных и техногенных угроз – в рамках краевых программ на них выделялось около 700 миллионов рублей.

«Кровь из носу нужно успеть подготовить все к весенним паводкам», – поставил тогда задачу губернатор, потребовавший создать «современную, стопроцентно эффективную систему». Его первый заместитель Джамбулат Хатуов тогда же констатировал: имеющиеся в муниципалитетах средства оповещения «совершенно неэффективны и не отвечают требованиям времени. В критической ситуации, когда отключается электроэнергия, они оказываются совершенно бесполезными». Прошло почти два года – ничего не изменилось.

На защиту населения и территории от чрезвычайных ситуаций в станичном бюджете Должанской в этом году, рассказывают гражданские активисты, заложено 2,2 миллиона рублей. Столько же в 2013-м. Недавно избранный глава Павел Дженжеря сообщил «Совершенно секретно», что в станице есть семь громкоговорителей, работающих на аккумуляторах. Но некоторые из них расположены уже на возвышенности, поэтому ветер с моря просто «уносит» сигнал от жителей прибрежной низины. Даже в высоко расположенной части Должанской сирену, если она вообще работала, не было слышно из-за шквалистых порывов ветра. Жители пострадавшей станицы свидетельствуют – SМS с сообщением о надвигающейся воде пришли им… на следующий день. В самом Ейске, также рассказывают очевидцы, сирены взывали в районе 11 часов, когда вода уже перехлестнула через пороги домов. Получается, миллионы тратят в буквальном смысле на ветер?

Накануне разгула стихии районные и должанские власти праздновали победу на прошедших 14 сентября выборах. Ставший главой Дженжеря получил более 90 процентов голосов при довольно низкой явке. Альтернативных кандидатов фактически не было: до бюллетеня, помимо кандидата «Единой России», допустили только самовыдвиженок – пенсионерку Наталью Газаеву и социального работника Екатерину Состину, получивших 3 и 5 процентов.

«Накануне катастрофы глава района Тимофеев поздравлял депутатов и главу, присутствовали квартальные, вручались удостоверения и значки, – делится с «Совершенно секретно» местный житель Александр Батуринец. – Знаю, что там их предупредили о сильном ветре. Никто не придал этому значения, скорее всего, были в эйфории, пропустили мимо ушей. Вместо того чтобы обойти людей, квартальные праздновали победу». Сейчас же, продолжает станичник, власти пытаются убедить людей, что они сами виноваты – их оповестили, но никто почему-то не подготовился.

«У «Единой России» в станице большой актив – во время выборов представители партии власти заходили в каждый дом и не по одному разу, агитировали за кандидатов. Почему актив не задействовать сейчас, когда узнали о нагонной волне? – пытается понять член партии «Яблоко» предприниматель Игорь Яременко. – Если собрать всех агитаторов, то с задачей они бы справились за пять-шесть часов».

Сказать, что местные власти вовсе бездействовали, нельзя. Глава Должанской лично вывозил жителей с затопленных улиц на тракторе и в ковше экскаватора. «Нужно было не утром на тракторе и экскаваторе людей вывозить, а вечером всех оповестить!» – и здесь видит недоработку пенсионер Олег Ильин, всю жизнь проработавший гидротехником.

 

КРЫША ЕСТЬ

Единственный источник информации в станице – районная газета. «Мы не могли получить оповещение по официальным каналам системы предупреждения, – продолжает Яременко. – Проводное радио у нас отсутствует, лет пятнадцать назад его уничтожили как пережиток прошлого. Российские телевизионные каналы не ловятся – все забивает Украина. Узнать о наводнении из СМИ невозможно. Так и живем в современном мире в безинформационном пространстве».

Накануне разгула стихии, в выпуске за 23 сентября, районная газета на первой странице сообщила об учениях и проверке системы оповещения – прочитав об этом, даже те немногие, кто в роковое утро мог расслышать сирену, приняли ее за учебную. Утром 24 сентября автобусы вывозили сотрудников на «Серфприют», буднично ехали трудиться и работники других баз отдыха. Ни постов ГИБДД, ни просто предупреждения о грядущей беде не было.

«Вот что осталось от саманного дома 1903 года постройки», – показывает житель Должанской Олег Москвин. Даже фундамента не видно, вокруг сплошное месиво из грязи. По двору бегают одинокая утка и пара куриц, их лениво гоняет небольшой пес.

«В этот день я был в командировке, дома мать оставалась, – вспоминает мужчина. – Она еле выплыла. Слава Богу, что это днем произошло, пришла бы вода ночью – жертв могло бы оказаться в разы больше». Внутри уцелевшей пристройки осталась грязная черта от уровня воды – больше метра, жижа простояла там почти сутки.

Саманный дом – самая крупная, но не единственная потеря семьи Москвиных. В мутной воде погибли почти все куры (спаслись те, кто забился на жердочки под крышу), унесло заготовленное на зиму сено, придется выкидывать припасенные 2 тонны зерна. Правда, в огород водой принесло старенький катамаран, но его хозяин уже нашелся. Водоплавающие гуси спаслись – дверь в сарае была открыта, уцелевшую птицу отвезли в сухое место к знакомым.

Компенсацию в 10 и 50 тысяч рублей семья получила, деньги пошли на оплату риэлторов, услуги которых сразу подорожали в несколько раз. Сертификат за простоявший больше века и смытый с основанием саманный домик – 1,5 миллиона рублей – уже оформляют. Полноценный дом на него вряд ли купишь – это цена небольшой двухкомнатной квартиры без ремонта. «Мать рассказывала, что никто не предупреждал. Соседи говорят, что ездила какая-то машина и в мегафон кричали. Но когда торговки ходят по улицам цыплят продавать, кричат громче», – передает собеседник.

Живущая в переулке Стаханова Яна Бочкарёва встречает нас со слезами – матери-одиночке с двумя подростками после удара стихии фактически негде жить. «За эти дни столько комиссий было, одно БТИ шесть раз приходило. Был и представитель администрации, сказал, что от Ткачёва. Посмотрел на дом и говорит: «Сносить». Растерялась, выбежала к нему – как это сносить? Нам никакого акта еще не выдали. Он попросился войти в дом, осмотрел и говорит – в таких условиях жить невыносимо, идите к начальнику штаба, там вам все расскажут», – делится женщина. Непригодным для проживания саманный дом признала и первая комиссия, насчитавшая 85 % разрушений. Потом оказалось, что его внесли в списки на капитальный ремонт.

Бочкарёва обводит нас вокруг постройки – с крыши сорвало рубероид, торчат доски. По стенам глубокие трещины, отвалился разбухший внешний слой, в ванной стена совсем разошлась, в образовавшуюся щель свободно проходит рука. Внутри дырку затянули пленкой, стены идут волнами.

«Говорят, что должны были оповещать, но никто нас не оповестил – ночью возвращалась с работы, шел дождь, было спокойно. К утру поднялся ураган, младшую дочку в школу не отпустила. Выглянула посмотреть, что происходит, вода хлынула за порог, – описывает пережитое женщина, работающая на хлебозаводе. – Прибежал парень старшей 16-летней дочки, помог нам выбраться. Минут пятнадцать прошло, все в доме уже плавало, документы собрать не успела. Младшая дочка из-за стресса ничего не помнит – только как проснулась и как уже у знакомых в одеяле сидела». На себя и старшую дочку Яна Бочкарёва деньги получила, с 12-летним ребенком почему-то тянут.

В администрации Должанской подтверждают, что этот дом решением комиссии признан подлежащим капитальному ремонту. Женщина может оспорить это решение в суде, но документ на руки пока не выдают.

Глубокие трещины и в саманном доме Валентины Новак, живущей по улице Пролетарской. Ее стоящий посреди поля двор одним из первых принял удар стихии. Вода здесь поднялась больше чем на полметра, вздувшийся отсыревший саман внизу отпадает тяжелыми кусками. У женщины погибли корова и куры – компенсация за них также не положена.

Проблема с признанием домов аварийными есть не только в Должанской, но и в самом Ейске. В райцентре подтоплена улица Рабочая. «Сказали, что лимит аварийных домов исчерпан. Была встреча с представителями мэрии, они заявили – должно быть шесть домов под снос, у вас их уже девять. Поэтому остальные пострадавшие строения даже в список не вносят: крыша есть – и слава Богу. А то, что стены расходятся, грибок по ним, сырость нечем вывести, никого не волнует. В Роспотребнадзор звонили, говорят – не наша проблема», – описывает ейчанка Светлана Лаврищева. В ее доме вода поднялась на 80 сантиметров, компенсацию еще не выплатили. Сперва акт о пострадавшем имуществе затерялся в администрации. Когда нашли, оказалось, что неправильно оформлен, сейчас уже ничего не поделать – людям объяснили, что 13 октября был последний день составления актов.

СНОСУ ПОДЛЕЖАТ ТОЛЬКО ТЕ ДОМА, КОТОРЫЕ РАЗРУШЕНЫ БОЛЕЕ ЧЕМ НА 60 ПРОЦЕНТОВ

 

«ЗАКОН РОТЕНБЕРГА» НЕ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ

«Подтопило нас, и очень хорошо. Должанку больше афишируют, но и у нас много пострадавших», – делится депутат поселкового совета Ясенской Переправы Нина Захарова. Местного парламентария, на выборах 14 сентября победившего кандидата «Единой России», застаю на складе гуманитарной помощи. Вместе с волонтерами – учителем физкультуры Александром Красавиным и предпринимателем Николаем Горбачёвым – она набивает грузовик мешками с картошкой. На каждом из них бирка «Гуманитарная помощь Отрадненского района». Тут же, вдоль стен, пятилитровые бутылки с водой, крупа. Только что отъехала машина с гуманитаркой для Ейска, перед этим картошку получила Должанская. Нуждающимся выдают по 5 килограммов муки, лука и риса, по 20 килограммов картошки.

«Краснодарский край топит постоянно, каждый год. Из-за теплого климата у многих во дворах стоят пристройки, летние кухни, другие обжитые помещения. Но жилыми они не признаются, и по федеральному закону компенсации за них не положены, – объясняет депутат Захарова. – Не положены компенсации и за погибших животных. У нас много птицы пострадало, кролики. Знаю, что от Краснодарского края в Госдуме есть депутаты. Хочется спросить уже с них: вы – как марсиане, вы бываете в регионе только на выборах. Разве вы не знаете этих проблем? На муниципальном и даже на краевом уровне изменить закон мы не можем».

Собеседница приводит конкретный пример: приазовские поселки живут небогато, в основном за счет туристов и домашнего хозяйства. Расположенные на берегу базы отдыха разрушены – убытки предприниматели покрывают из собственного кармана. У обычной бабушки с пенсией в 7 тысяч рублей был десяток кур, она могла вынести яйца на рынок, получить хоть какую-то прибавку. Птица в одночасье погибла.

На вопрос – почему все-таки не застраховали? – большинство пострадавших ссылаются не только на русский авось (действительно, такой большой воды не припомнят даже 90-летние старожилы), но и на проблемы со страховыми выплатами – намучились с обычными полисами на машины, что уж говорить про стихийное бедствие.

Кивают на Крымск. Из пяти тысяч владельцев затопленных автомобилей половина получила компенсации по 40 тысяч. На второй половине, правда, деньги закончились. Здесь же компенсации вовсе не положены.

«Вот, принимают «закон Ротенберга», который и так не самый бедный человек, – подытожил житель Должанской Олег Ильин. – Если у олигарха пострадала собственность в другом государстве, ему обязаны выплатить компенсацию. На обычных людей, утративших имущество из-за стихии здесь, на родине, он не распространяется. Люди у нас живут бедно, а им говорят – если дом разрушен волной на 60 %, сносу он не подлежит, ремонтируй. А за чей счет восстанавливать?»

www.sovsekretno.ru

Комментарии закрыты