Инвалиды без приказа

Газета «Газета»: В Краснодарском крае детям отказываются выписывать справки об инвалидности

Жительница Краснодарского края жалуется, что ее ребенку отказываются давать справку об инвалидности. Врачи ссылаются на некий областной указ, в котором якобы говорится, что количество детей-инвалидов в области надо сокращать, чтобы улучшить показатели. Губернатор края Александр Ткачев опроверг существование такого документа и написал в Twitter, что разобраться с ситуацией – дело чести для него.

Во вторник благотворительный фонд «Созидание» написал в своем блоге в «Живом журнале», что в Краснодарском крае серьезно нарушаются права детей. Двухлетнему ребенку, которому врачи поставили диагноз «детский церебральный паралич» (ДЦП), областные врачи отказываются давать справку об инвалидности. Это означает, что дорогостоящее лечение малообеспеченной семье придется проводить за свой счет.

Двухлетняя Виолетта живет в станице Каневская. Ее бабушка Анна Арюткина рассказала «Газете.Ru», что до 2,5 лет Виолетта была «абсолютно здоровым ребенком», у девочки была только «неровная походка». Но на одном из осмотров этой весной врач-невролог местной детской больницы поставил Виолетте диагноз ДЦП. В областном реабилитационном детском центре ребенку назначили лечение и выписали путевку в детский центр «Солнышко» с 23 ноября по 30 декабря 2011 года. Бабушке и матери девочки посоветовали оформлять на нее инвалидность. Но местная медико-социальная экспертиза (МСЭ) соответствующую справку давать отказалась. «Председатель комиссии заявила нам, что то, что ребенок не говорит фразами, это сугубо индивидуально. А выдавать инвалидность из-за того, что у Виолетты нарушена походка, она оснований не видит», – рассказывают Арюткина.

В личной беседе с врачом жительница Каневской впервые услышала о некоем внутреннем приказе, в котором врачам даны четкие указания «сокращать количество инвалидов».

Председатель комиссии развела руками и посоветовала Арюткиной ехать на экспертизу в Краснодар. В краевом центре семье назначили МСЭ на 30 июня. Как рассказывает Арюткина, в кабинет пустили только ее дочь с внучкой. За стенами врачебного кабинета дочери стали угрожать. «Ей опять сказали, что нарушения у ребенка незначительные, хотя за месяц Виолетта стала хромать сильнее. Затем дочери сказали, что существует внутренний указ сокращать поголовье инвалидов, чтобы краевая статистика выглядела красиво, – вспоминает Арюткина. – А потом Маше вовсе посоветовали отказаться от ребенка. Она мать-одиночка, в садик Виолетту не берут, потому что диагноз ДЦП поставлен. Если не потянете, то мы сообщим в соответствующие органы опеки, сказали ей врачи». Мать Виолеты вышла из кабинета в истерике.

Потребовавшей объяснений бабушке уже в личной беседе сказали, что «по-хорошему, конечно, инвалидность давать надо», но и в Краснодаре комиссия развела руками: «указ есть, а работу терять никто не хочет».

Единственный выход у Арюткиных — оспорить решения в Москве. Но денег, чтобы поехать в Федеральное медико-биологическое агентство Минздравсоцразвития, у них нет. Если Арюткины напишут письменное заявление в центр, то на запрос Москвы врачи Краснодара ответят, что выявили только незначительные нарушения, инвалидность не нужна, предупредили в комиссии. Оспорить решение семья может до 30 июля.

«Лечение очень дорогое: надо покупать протезы, корсеты, лекарства. У нас нет таких денег. Мы посоветовались и решили, что будем писать в Москву, а там будь что будет», – говорит Арюткина. Ни она, ни ее дочь не могут выйти на работу. Виолетту не берут в детский сад из-за ДЦП, а сама Арюткина воспитывает несовершеннолетнего сына, тоже инвалида. У 17-летнего Дмитрия «опухоль носоглотки с прорастанием в череп».

До весны 2011 года, пока не стало известно о болезни внучки, Арюткина пыталась спасти жизнь сыну. Осенью 2010 года Дмитрия, по рассказам матери, избили сотрудники ППС. «Буквально в квартале от дома, только за то, что шел домой после 22 часов, нарушая при этом детский закон Краснодарского края. Задержался всего на 20 минут, так как провожал девушку и не рассчитал время», – писала в «Созидание» Арюткина. Дмитрию выворачивали руки, били по рукам, ногам, спине, в живот. Шума матери посоветовали не поднимать, чтобы ее сын «не попал по хулиганке». «Обращаться в милицию за защитой просто бессмысленно. Здесь процветает кумовство и круговая порука. Это система, для которой мы – ничто», – писала Арюткина. У Дмитрия начались осложнения, из-за побоев он не мог встать с кровати. Арюткина написала заявление в прокуратуру, и через месяц ей пришла повестка в следственный отдел. Прийти мать не смогла: сын не вставал с кровати, за ним требовался постоянный уход. Больше с декабря следователи не объявлялись. Сейчас Дмитрий оправился, говорит Арюткина, и сдал все экзамены. Инвалидность ему продлили еще на год – до исполнения 18 лет. От государства Арюткина получает 1200 рублей пенсии. Во время переписи она решила подработать переписчиком, получила 5 тысяч рублей. После ее вызвал Пенсионный фонд. «Так как мне идет стаж и государство платит мне за это аж 1200 рублей, то я не имею права где-то подрабатывать, иначе с меня быстро снимут и эти выплаты. Меня стыдили, говорили, что я чуть ли не преступление совершила», – говорится в письме Арюткиной.

К вечеру о ситуации в семье Арюткиных знала уже вся блогосфера. Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев в микроблоге Twitter написал: «Шокирован – в Интернете распространяют страшную историю: Ткачев дал врачам края указание «сокращать поголовье инвалидов». Бред чудовищный. Некий врач под этим предлогом отказал матери девочки с подозрением на ДЦП в инвалидности».

«Очень хочу пообщаться с этим «врачом» поближе. Прочел в ЖЖ первоисточник истории. Заявляю официально – проблемой этой мамы займусь лично», – обещает губернатор.

«После такого обвинения – это уже дело чести», – добавил он в микроблоге. Также губернатор отметил, что «такой ахинеи» о себе еще не слышал. В пресс-службе администрации края «Газете.Ru» также сказали, что впервые слышат «о подобной ситуации». «Это вообще-то федеральное агентство занимается решениями вопросов по инвалидности, и региональные власти никак не могут на это учреждение влиять», – отметили в пресс-службе.

В Департаменте здравоохранения Краснодарского края пояснили, что бюро МСЭ подчиняется Федеральному медико-биологическому агентству, а не краевым органам. «В каждом конкретном случае надо разбираться. При любой системе есть понятие «человеческий фактор», и не только со стороны врачей он есть, но и со стороны пациентов», – сказала «Газете.Ru» заместитель руководителя департамента Марина Вартазян.

Директив о сокращении инвалидов в области департамент не давал. Вартазян отметила, что по сравнению с 2008 годом МСЭ стала давать даже больше справок.

«Я знаю, что они будут все отрицать и это никак не докажешь, – говорит Арюткина. – Но мы будем бороться». Администрация пообещала связаться с Арюткиной: «Поможем ей, раз она находится в трудной жизненной ситуации».

В конце мая в блогах уже писали о том, что в регионах детям-инвалидам не продлевают инвалидность, ссылаясь на директиву из Москвы. В ней якобы говорится о необходимости резкого уменьшения числа детей с ограниченными возможностями, которым положены бесплатные лекарства. Блогер kesha-live написал в LiveJournal, что медико-социальная экспертиза отказала в продлении инвалидности его сыну и другим детям. МСЭ, по его словам, «находится в здании поликлиники № 11 и обслуживает несколько районов Санкт-Петербурга». В Минздравсоцразвития эту информацию опровергли: «Инвалидность не снимается необоснованно, тем более при жизнеугрожающих состояниях. Медицинские комиссии в поликлиниках не занимаются установлением или снятием инвалидности».

Оригинал материала — gazeta.ru

Комментарии закрыты