Распорядок неволи

Как живут краснодарские и адыгейские в Белореченской воспитательной колонии

5df44911b99f08998a4a422426badbb2

Фото: livekuban.ru

Найти Белореченскую воспитательную колонию, где сегодня отбывают наказание 55 ребят из Краснодарского края и Адыгеи, несложно: проезжаете мост, затем стоящий посреди поля светофор. Местные, изредка встречающиеся по дороге, охотно направят. В этот день здесь вручали российские паспорта трем парням, прибывшим в начале лета из Крыма. Поэтому в колонию приехало краевое начальство, а сотрудники и воспитанники заранее готовились к торжественному мероприятию.

Не по Макаренко

Отдав на проходной паспорт и телефоны, попадаем внутрь. Примыкающая к воле земля огорожена сеткой, на еще теплом осеннем солнышке разлеглась огромная овчарка. Дальше – огромный внутренний двор, ничем не напоминающий исправительное учреждение.

Расчерченные асфальтовые дорожки мимо лужаек с травой, осыпающаяся листва (тут же ее собирают в огромную тачку двое осужденных), несколько стендов. В стороне два старых здания, внутри которых жилые комнаты.

Сегодня в Белореченской колонии два режима – обычный и с облегченными условиями. Последний отличается некоторыми вольностями в быту. Например, в комнатах разрешены картины и цветы, слегка изменен распорядок дня. Лимит колонии – почти 200 мест (а в 1990-х число воспитанников перевалило за 300), поэтому нынешним 56 осужденным живется вольготно.

В каждом кубрике несколько кроватей с по-армейски заправленными одеялами и стоящими «уголком» подушками. На изогнутой металлической спинке табличка с данными воспитанника и белое полотенце. Немногочисленные личные вещи хранятся в тумбочке. Санузел с душем расположен на этаже. Купаются по очереди, спросив разрешение воспитателя. По субботам общий банный день и смена белья. Парням, у которых уже растет борода, бритву выдают под роспись, привести себя в порядок можно перед раковиной в кабинете дежурного.

На первом этаже комната психолога, ребята появляются здесь несколько раз в неделю. Не секрет, что многие из них выросли в неблагополучных семьях, даже не имеют представления о том, как можно мирно общаться, доверять кому-то, искренне делиться. Даже те, кто не был социально запущенным, а совершил преступление по подростковой глупости, проводят несколько месяцев в СИЗО. Откуда, насмотревшись на взрослых рецидивистов, приезжают с наколками, накрученные воровскими традициями. Отдельных изоляторов для несовершеннолетних в России пока нет.

Поэтому психологам колонии приходится заново учить ребят выстраивать нормальные отношения, делиться пережитым, мирно решать конфликты. И поначалу зажатые, ощетинившиеся парни оттаивают. Об этом говорят первые улыбки, огоньки в глазах. Кто бы мог подумать, что вчерашние воры и грабители (а эти статьи превалируют в приговорах несовершеннолетних), забывшись, будут увлеченно играть в кукольном театре – здесь недавно поставили сказку «Колобок», и при распределении ролей доходило чуть ли не до слез.

 

Альтернативная педагогика

Сотрудники Белореченской колонии – и с погонами, и «гражданские» – на вопрос о проблемах, с которыми они сталкиваются в работе, в голос говорят о снижении крайнего возраста пребывания в этом исправительном учреждении.

Несколько лет назад воспитанники, чей срок еще не закончился, могли оставаться здесь до 21 года. Сейчас только в крайних случаях удается оставить парней до 19 лет, да и то если им скоро на свободу. Перевод на взрослую зону для многих из них сильный стресс: они уже привыкли к коллективу сверстников и воспитателям, обжились здесь. В новом исправительном учреждении их ждет более жесткий порядок. Шанса вернуться оттуда к нормальной жизни у молодого человека практически нет.

Как у сверстников на воле, главное занятие воспитанников – учеба. Здесь открыта общеобразовательная вечерняя школа, занятия в которой проходят с двух до шести часов дня, профессиональное училище. В этом году в колонии восемь классов – начиная с шестого и по двенадцатый, в том числе два десятых.

Учителя признаются, что многие дети «педагогически запущены» – встречаются и такие, кто имя свое прочитать не может. В основном, это ребята из цыганских семей. Отличников в колонии нет, но у нескольких явные способности к гуманитарным наукам. Так, не без гордости перечисляют сотрудники, в прошлом году сразу трое учеников победили во всероссийской заочной олимпиаде «Ломоносов», которую в рамках проекта «Путевка в жизнь» в системе ФСИН проводит Московский государственный университет.

Другие критерии

Системно заниматься со всеми воспитанниками не получается из-за большой текучки – кто-то освобождается, других переводят во взрослую колонию, прибывают новые осужденные. Но учителя стараются найти подход, увлечь знаниями каждого. Неслучайно среди таких «трудных» детей каждый четвертый учится на «четыре» и «пять». Да, это похуже, чем в обычной школе. Да, кое-где приходится закрывать глаза и не так строго спрашивать. Но в обычном классе на 30 человек один хулиган, а здесь — все.

К слову, педагоги в школе Белореченской колонии получают меньше своих «вольных» коллег: работая в федеральной системе, они лишены краевых и местных доплат. Менять работу при этом не собираются из любви к профессии – здесь они могут больше времени уделять каждому подопечному, между ними и ребенком не лежит гора отчетности и других бумаг.

Правда, в вузы выпускники практически не поступают. У многих нет родных, которые материально поддержат в студенческие годы. На свободе многим просто негде жить. Шансы с «вольными» абитуриентами неравные. С этого учебного года воспитанники колонии сдадут ЕГЭ, но с оговорками: сертификат им не выдается. Чтобы получить его, двенадцатиклассника нужно конвоировать в обычный пункт приема экзаменов, где тест будут проходить обычные школьники. По правилам, в классе не должно быть посторонних, а оставить осужденного без конвоя тоже нельзя.

Поэтому второе обучение – в профессиональном училище – выручило не одну сотню несовершеннолетних осужденных. Здесь они получают профессии штукатура, каменщика, электросварщика, столяра, слесаря. Да, это тяжелый труд. Да, куда популярнее становиться менеджерами или фотографами. Но это же реальные деньги и востребованность, которая даст ребятам шанс свернуть с криминальной дороги.

Почти все воспитанники Белореченской колонии прибыли сюда из Краснодарского края и соседних регионов. С июля поступают несовершеннолетние из ставшего российским Крыма, своей колонии для подростков на полуострове нет. Первые из них осуждены еще по украинскому законодательству, после марта их дела были пересмотрены. Двоим даже снизили срок – с четырех до трех лет.

www.kavpolit.com

Комментарии закрыты