Победа на продажу

Великой Отечественной продает награды на краснодарском рынке. Но никто их не покупает

3114b80c890ff8ced08ac484f1cfdd91

В социальных сетях активно обсуждают снимки, сделанные на Кооперативном рынке Краснодара – на них пожилой мужчина сидит перед разложенными на коробке медалями. Награды, описывают очевидцы, никто не покупает, зато некоторые прохожие стыдливо протягивают дедушке смятые купюры. Сам ветеран рассказал КАВПОЛИТУ, что деньги требуются дочери, внукам и правнукам, сидящим без работы в Литве.
Корреспондент КАВПОЛИТА побеседовал с фронтовиком, которого судьба вынудила распрощаться с медалями.
«Зовут Анатолий Федорович. Фамилию называть не буду, чтобы потом надо мной и родными не измывались, — начал пенсионер, подслеповато глядя из-под толстых линз. — В 1941 году, когда началась война, вступил в комсомол. Тогда мы жили в Хабаровске». Немного оттаяв, собеседник делится историей семьи, которая, как и тысячи подобных историй, тесно переплелась с трагедиями XX века. 

Помог Буденный

Отец фронтовика Федор Митрофанович был военным летчиком, «носил две шпалы». В 1936 году уехал в Испанию воевать с фашистами, попал в плен. «Сидел под охраной в сарае. Освободил его местный мальчик по имени Руфино, у него родителей расстреляли, бабушка сделала вино, чтобы стражники напились и пленные сбежали, – рассказывает Анатолий Федорович. – Когда отец вернулся домой, ему не поверили, посчитали, что Родину предал. Опечатали квартиру, исключили из армии и партии, бежали от ареста в . Помог случай – о беде узнал сам Буденный. До авиации отец командовал в его коннице эскадроном. Семен Михайлович помог восстановиться в армии и партии, отца отправили служить на Дальний Восток».

Когда началась война, 14-летнего Толика послали работать на шахту, через год отправили в военно-морское училище во Владивостоке. Во время тренировки парень упал в зимний океан, сильно простыл. Флот пришлось оставить. В 1944-м дали винтовку и поставили сопровождать поезд с самолетами на фронт. Один из самолетов, прибывших эшелоном из Хабаровска, был подписан «Куплен на средства Леонида Утесова». На нем Анатолий и прошел в составе Витебского разведывательного полка до победы над Германией.

Когда война в Европе закончилась, радиста пересадили с самолета на американский «Студебекер». Права получил еще дома – в голодные военные годы за работу в мастерской платили два килограмма зерна в неделю, по тем временам очень неплохо.

Жену нашел в концлагере

«На Дальнем Востоке служил в 10-м женском отдельном полку связи. Все смеялись, потому что сокращенно ЖОПС получался, — продолжает фронтовик. — Однажды вез восемь девушек, по дороге остановились передохнуть. Подъезжает на «Виллинсе» подполковник-артиллерист, а проехать не может – на дороге сидит мальчик-китайченок. Подполковник подошел, поднял его, а тот на мине сидел. Взрывом полковника убило наповал, меня задело… В другой раз ехали через простреливаемый мост, так грузовик на скорости в реку свалился. Все девчонки, что в кузове были, погибли. Я и капитан – начальник связи полка – в живых остались».

Жену Анатолий Федорович тоже встретил на войне. Когда освободили один из концлагерей в Германии, в бараке, откуда заключенных отправляли в крематорий, встретил девчушку Тоню. Сидевшие там люди не видели еды и воды уже несколько дней, поэтому даже когда ворота концлагеря открыли, остались на нарах. А девчушка, стоя на коленях, пила воду из лужи.

— Чего не уходишь?

— А я не могу, нога сломана.

Надсмотрщик сломал ей ногу, другие заключенные привязали тряпками палку. Нога срослась, но неправильно, до конца жизни прихрамывала. А попала Тоня в концлагерь так – в 12 лет носила вместе с девчатами еду партизанам. Детей поймали , отправили в Германию.

Другого выхода нет

Будущие супруги встретились в Литве, после демобилизации в 1952 году Анатолий переехал в Краснодар. Работал на авиационном заводе.

«Выйти на побудило положение семьи, которая живет в Литве. Без работы 8 человек сидят – дочка, внуки, правнуки. Вот и перевожу им денег понемногу, но их не хватает», — вздыхает фронтовик. Правда, признается, он на продажу – по 500 рублей – вынес юбилейные . «Это шелуха, а памятные боевые – орден Отечественной войны, «Красная звезда», дома лежат. Другого выхода нет. Больше нечего продать», — объяснил пенсионер.

Пока мы беседуем, пару раз подходят молодые люди – немного смущаясь, протягивают свернутые сто рублей – «С праздником Вас, дедушка!». Несколько раз останавливаются прохожие, рассматривают медали, прицениваются – больше из любопытства.

— Их что, каждый год выпускали? – просмотрев ассортимент, интересуется немолодая полная женщина.

Большинство пробегающих по оживленному рынку на старика внимания не обращают. Не хочется, наверное, будоражить себя чужими проблемами. Подошел и сотрудник администрации, предложил Анатолию Федоровичу обратиться в краевой Совет ветеранов. Фронтовик считает это бесполезным делом:

— Кому мы нужны? В ветеранский госпиталь обращался, а там мест нет – все ветеранами труда занято. Я говорю – так я и ветеран труда, и ветеран войны. А в ответ: ветеран войны Вы только 9 Мая…

www.kavpolit.com

Комментарии закрыты