Песни Кубани и Львова

Писатель, историк рассказал, почему украинский не прижился в Краснодарском крае, имеет ли украинские корни и чем кубанская «балачка» отличается от украинской «мовы»

Игорь Васильев. Фото предоставлено Игорем Васильевым

Игорь Васильев. Фото предоставлено Игорем Васильевым

Через несколько дней в краснодарской библиотеке имени Некрасова пройдет творческая встреча с кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником исследовательского центра традиционной культуры «Кубанский казачий хор», писателемИгорем Васильевым. Встреча посвящена, в том числе, презентации монографии «Украинский национализм, украинизация и украинское культурное движение на Кубани во второй половине XIX – начале XXI веков», которая приобрела в связи с последними событиями на Украине новое звучание.

– Игорь, расскажите о монографии.

– Монография описывает жизнь украинских культурных и общественно-политических активистов на Кубани с момента зарождения движения в середине XIX столетия и по март 2014 года. Последствия для украинского движения Кубани последних событий на Украине еще себя не выявили, поэтому оставлены за рамками исследования. В книге так же показаны этнополитический и этнографический контекст, в рамках которого проходила деятельность украинофилов.

Монография написана потому, что назрела необходимость собрать воедино и обобщить обширный материал по деятельности украинофилов Кубани как в дореволюционный период и период насильственной украинизации 1920–1930-х годов, так в более чем двадцатилетний постсоветский период. На сегодняшний день выпущено множество статей, несколько книг, выявлена масса документов в российских и зарубежных хранилищах. И все это собрано под одной обложкой.

– С начала украинских событий ряд националистов из Киева не раз заявляли, что Кубань — историческая территория Украины. Насколько нова эта мысль и соответствует ли она действительности? Принадлежал ли Краснодарский край территориально или культурно Украине?

– Территории Краснодарского края Украине никогда не принадлежали, ни в какие украинские государственные и автономные образования не входили. Однако на Кубани жило немало этнических украинцев. Черноморское казачье войско иногда считали украинской квази-автономией. Хотя на деле оно было военно-административной единицей, не имеющей законодательно закрепленной этнической окраски.

Украинофилы не учитывали, что статус войскового казака порождает массу культурных и ментальных отличий, отделяющих казака от украинского крестьянина, усиливающих его сближение с Россией и русскими. Это военно-служилый статус, тесное общение с великорусами в повседневной жизни, широко распространенная русскоязычная грамотность. Кроме того, общерусская идентичность объединяла в единый народ всех восточных славян. Все это способствовало быстрому и добровольному обрусению казаков. Любопытно, но один из героев сегодняшней Украины Симон Петлюра в начале прошлого века вынужденно уехал с Полтавщины на Кубань. Но смог проявить себя здесь, в лучшем случае, печатая листовки на гектографе и помогая историку Федору Щербине в подготовке материалов для знаменитой «Истории Кубанского казачьего войска». Пожалуй, кроме самого Петлюры и его ближайшего дружеского окружения, никто об украинизации региона тогда не помышлял. Затем он попал в поле зрения местного жандармского отделения и в итоге вернулся на Украину. Если бы Петлюра остался на Кубани, то он никогда бы не вошел в большую историю, оставаясь известным лишь крайне узким специалистам как украинофил. Он не был бы здесь востребован.

– Были ли попытки присоединить Кубань к Украине в прошлом?

– Дальше пожеланий и самых общих планов дело не шло. Настоящих попыток не было. Хотя говорили об этом и дореволюционные украинские самостийники, и национал-коммунисты Украины во второй половине двадцатых годов. Эти претензии были исключительно предметом торга для достижения уступок в других сферах. Кубань была все же слишком самобытным, полиэтничным и удаленным регионом.

– В Краснодарском крае живет многочисленная община украинцев. Но украинский национализм здесь никак не проявляется. На ваш взгляд, почему?

– Украинцы Кубани, как старожилы, так и вновь приезжие, составляют интегральную часть славянского населения региона. Украинцы не отличаются ни образом жизни, ни родом занятий, ни основными ценностными и мировоззренческими установками. Так же, как и все остальные, они кровно заинтересованы в сохранении спокойствия и межнационального согласия, стабильности в регионе. Нынешняя с гражданской войной, экономической нестабильностью, преследованием неугодных скорее демонстрирует им пример, как жить нельзя.

В нынешней ситуации на Кубани практически нет внутренних предпосылок для развития украинского национализма. Хотя могут иметь место попытки его искусственно «импортировать» для дестабилизации ближайшего к Крыму и юго-востоку российского региона.

– На ваш взгляд, почему сегодняшние диаспоры украинцев в России, в целом, не поддерживают события в Киеве?

– Постмайдановские киевские власти никак не выражают их интересов. Как и интересов значительной части украинских украинцев. При этом они запятнали себя массой неблаговидных поступков. Найти причины для их поддержки трудно.

– Близка ли Кубани украинская культура? Ведь те же националисты утверждают, что весь край говорит на «мове», которую лишь для вида именуют «балачкой»?

– Ряд элементов украинской культуры — неотъемлемая часть кубанской. Особенно это касается народной песни. Однако кубанская культура, в том числе и народная, не исчерпывается украинской составляющей. Русская еще мощнее.

Кубанская «балачка» — диалект русского языка с отчасти украинской языковой основой. На практике «балачка» состоит из нескольких говоров. Некоторые имеют украинскую основу, но очень сильно русифицировались, преимущественно в западных районах края. Так же ряд южнорусских говоров заимствовали немало украинской лексики. Даже самые «украинские» из кубанских говоров являются переходными от украинского к русскому языку. При этом они — часть русского языка, поскольку их носители по своему самосознанию русские.

– Как изменялось украинское культурное движение в Краснодарском крае с середины XIX века?

– Было и остается популярным украинское пение и музыка. При этом с конца XIX века по тридцатые годы XX века был весьма популярен украинский театр. Особенно украинская оперетта, близкая украинской народной музыкальной и танцевальной традиции. С третьей четверти XX века украинский театр резко утратил популярность на Кубани.

Украинская книга, газета и другие печатные тексты никогда не были популярны в Краснодарском крае, даже когда искусственно навязывались в двадцатые и тридцатые годы. В дореволюционный период реально востребованными книгами благодаря казачьей тематике были лишь «Кобзарь» Тараса Григорьевича Шевченко, «Енеида» Котляревского, а также «История Новой Сечи или последнего коша запорожского», написанная Скальковским.

– С какими проблемами в прошлом и сегодня сталкивается украинское культурное движение в Краснодарском крае, в России в целом? Забываются ли молодым поколением национальные традиции?

– За исключением широко популярной народной песни интерес к украинской культуре на Кубани носит субкультурный характер. Все остальное, особенно украиноязычные тексты, вызывают интерес исключительно узкого круга любителей и специалистов-исследователей. Это характерно не только для Краснодарского края, но и России в целом.

Настоящей диаспоры, включающей разные уровни самоорганизации и в той или иной степени охватывающей всех представителей данного народа на данной территории, у украинцев нет вообще. Украинские культурные активисты — это несколько десятков человек, оторванные от большинства украинцев региона. Как от старожилов, так и вновь приехавших. Потому как украинцы нигде в России не стремятся обособиться от остального восточнославянского населения, не стремятся жить какой-то особой жизнью.

Для сегодняшних украинцев крайне важно развивать свои местные традиции. С другой стороны — дистанцироваться от сегодняшнего Киева и его культурной политики. Поэтому правильным ориентиром может стать подчеркивание и развитие местной самобытности украинцев конкретного российского региона. Например, собирать и петь песни, популярные именно в этой в местности, а не в окрестностях Киева или Львова. Развивать местное самосознание. Например, жители украинского села Новопавловка Белоглининского района Краснодарского края называют себя бурянцами. По названию реки Бурая Балка. И очень гордятся своим селом.

www.rusplt.ru

Комментарии закрыты