Лояльности палата

 77eaea60906183736a6e0f520580f9faАлександр Николаевич, а почему у вас Общественной палаты до сих пор нет?
— Не знаю. Так это мы быстро – закон примем, нужных людей подберем, организуем…
— Закон уже принят. И подписан. Вами. В 2008 году.
— Хм… Не доглядел. Возьму на личный контроль… В кротчайшие сроки… 

Примерно так мог звучать недавний разговор кубанского губернатора с высокопоставленным сотрудником президентской администрации, заинтересовавшимся отсутствием в регионе Общественной палаты. По словам источника «Первого антикоррупционного СМИ», после этой беседы Ткачев распорядился сдуть с закона «Об общественной палате Краснодарского края» пятилетнюю пыль и срочно приступить к ее формированию.

Ставка на позитив и лояльность

30 сентября на официальном сайте появилось объявление о конкурсном отборе членов этого совещательного органа. Критериями станут «позитивный вклад общественного объединения в общественно-политическую жизнь… опыт работы… в социальной и иных сферах деятельности, в общественных объединениях, его участие в законотворческой деятельности, наличие научных и тематических публикаций, рекомендательных писем, дипломов, сертификатов, наград». Конкурсная комиссия может «руководствоваться иными критериями, положительно характеризующими общественное объединение» — то есть объективной шкалы, позволяющей непредвзято включить того или иного гражданского активиста в состав Общественной палаты, а также широкого обсуждения кандидатур, не предвидится. Держат в секрете и состав конкурсной комиссии.

Напомним, что в апреле 2008 года губернатор Александр Ткачев подписал краевой закон об Общественной палате (№ 1459-КЗ), который с тех пор благополучно лежал в чуланчике коридоров власти, отведенном для ненужных вещей. А все потому, что кубанская палата имеет ряд важных контролирующих функций. Например, проводить экспертизу законов, которую обязаны рассмотреть на сессии Заксобрания, запрашивать информацию, приглашать на заседание губернатора и глав муниципалитетов, которые «в случае невозможности личного участия … обязаны направить для участия в пленарном заседании Общественной палаты своего заместителя».

Надо полагать, Ткачеву вряд ли хочется регулярно встречаться с «зубастыми» гражданскими активистами. За восемь лет работы Общественного совета при губернаторе по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, Александр Николаевич нашел время для общения с активом только однажды – в феврале 2007 года. И особых нареканий со стороны прикормленной общественности это не вызывает.

Поэтому неудивительно, что первые десять членов Общественной палаты, которых назначает лично глава региона — люди уважаемые и заслуженные, но лояльные к власти. Реальной критики, острой дискуссии и отстаивания точек зрения от такого состава вряд ли дождешься. Кстати, сам список также держится за семью печатями, достойными бендеровского «Союза меча и орала». Как сообщают инсайдеры, в него вошли нынешний председатель Общественного совета при губернаторе Андрей Зайцев, главный редактор официальной газеты «Кубанские новости» Вячеслав Смеюха, бизнесмен Сергей Галицкий, паралимпиец Вячеслав Кривуля… Оставшиеся двадцать членов, которых отберет комиссия, выделяться из общего ряда вряд ли будут.

«Даже федеральная Общественная палата — декоративный и декларативный орган, в котором все же бывают достойные люди, — прокомментировал новость заместитель координатора Экологической Вахты по Северному Кавказу Дмитрий Шевченко. – Общественные палаты на всех уровнях, как правило — чучела общественности, псевдо-общественность. Они формируются абсолютно непрозрачно».

По мнению эколога, в Краснодарском крае палата создается «для галочки», как и ряд других структур. «Например, больше десяти лет существует должность регионального уполномоченного по правам человека. За это время не было ни одного крупного общественного расследования или вскрытого преступления, реальной помощи гражданским активистам, — продолжает Шевченко. – Палата должна критиковать и критиковать жестко, процедура ее избрания должна быть простой и понятной, недопустимо, чтобы это кулуарно решалось какой-то комиссией». Собеседник также рассказал об Общественном экологическом совете при губернаторе, первый состав которого включал немало экспертов и неравнодушных членов, «потом их начали задвигать, в этом году сформировали совет с участием непонятных депутатов и функционеров, все свелось к профанации. Думаю, сейчас решили даже не экспериментировать».

Мера независимости

фото автораМежду тем, сам Александр Ткачев, по крайней мере, декларативно, заявил о ненужности «карманной» структуры. В январе 2012 года на первой и пока единственной встрече кубанского губернатора с блогерами, его прямо спросили: почему нет Общественной палаты? «Не знаю, почему в крае нет Общественной палаты, – не менее откровенно признался Александр Николаевич. — Наверное, никто об этом не говорил, не подталкивал… Общественная палата станет весомой авторитетной площадкой, если, конечно, не будет карманной. Такая палата никому не интересна. Она должна быть в меру независимой, конструктивной, вещать позиции, которые не приняты в стенах краевой администрации».

По официальной версии, озвученной чиновниками, предыдущие пять лет на Общественную палату просто не было средств – вскоре после принятия закона наступил финансовый кризис. То есть на организацию мотоциклистов у администрации нашлись 27 миллионов, а на оплату нескольких сотрудников аппарата палаты – нет. На участие в экономическом форуме «Сочи-2013», Краснодарский край потратил около 90 миллионов, на помощь жителям Крымска, чьи автомобили погубило наводнение, «денежные средства отсутствуют».

Сейчас, когда Минфин назвал Кубань в тройке регионов по росту бюджетного долга, деньги нашлись. Не иначе как «заграница нам поможет», если продолжать аналогию с «Союзом меча и орала». Но во времена Ильфа и Петрова не действовал закон об «иностранных агентах». В нынешних реалиях даже «длинные руки» не спасут от обидного ярлыка. Отсюда можно судить о важности фигуры, про разговор губернатора с которой говорилось в начале статьи.

Руководитель краевой общественной организации выпускников российских вузов Ирина Дубовицкая рассказала «Первому антикорупционному СМИ», что ее организация участвовала в формировании нескольких созывов федеральной Общественной палаты, но сейчас «нам это не интересно. Потому что нет прозрачности, непонятно, чем эта палата будет заниматься, видимо, станет какой-то бюрократической структурой».

Краснодарский край в российской Общественной палате представлял известный хирург, ныне депутат регионального Законодательного собрания Владимир Порханов.

«Мы не раз обращались к нему и всегда получали непонятный ответ. Хоть раз он был на гражданском форуме, представляя общественные организации Кубани?», — риторически интересуется Дубовицкая.

По ее мнению, столь ретивое формирование краевой Общественной палаты объясняется просто: регион оставался одним из последних, где она не создана. При этом многие неравнодушные активисты просто не будут участвовать в конкурсе — на подготовку пакета документов, его нотариальное заверение нужны средства, а так как общественники «разуверились в прозрачности отбора, впустую тратить деньги не хочется».

Более оптимистично на формирование палаты смотрит заместитель председателя Общественного совета при губернаторе по содействию развитию институтов гражданского общества Валентина Макарова:

«Сейчас Общественные палаты действуют уже в нескольких районах Краснодарского края, готовится положение о ней и в Армавире, где я работаю. Так что формирование региональной палаты очень своевременно, может быть, даже немного запоздало».

При этом, уверена Валентина Макарова, власть пытается не только услышать мнение гражданского общества, но и активизировать инициативные группы.

Кстати, о районах. В большинстве из них местные Общественные палаты, созданные подобным способом из лояльных активистов, оказались мертворожденными – просуществовав непродолжительное время, они прекратили свое существование. Ни власть, ни общество, которое они так рьяно представляли, этого даже не заметили.

Количество общественных объединений в Краснодарском крае зашкаливает – почти семь тысяч НКО. Реально работают единицы.

«Как и в предыдущие годы, в 2012 году активность некоммерческого (третьего) сектора продолжала падать. Она сводилась к проведению отдельных мероприятий в рамках основных уставных задач, а также полученного грантового финансирования отдельных проектов», — говорится в докладе регионального уполномоченного по правам человека за прошлый год.

Это вызвано, по мнению уже экс-омбудсмена Александра Козицкого, отсутствием конструктивного диалога гражданских активистов и власти, который «приводит к радикализации и росту протестной деятельности». Вряд ли создаваемая втайне от широкой общественности Общественная палата Краснодарского края улучшит положение.

Андрей Кошик

http://pasmi.ru/archive/97456

Метки материала:

Комментарии закрыты