Лидер кубанского «Левого фронта» сделал КПРФ ручкой

С начала года из регионального отделения партии вышли 47 человек, но руководство крайкома этим не расстроено

Во вторник, 25 сентября, координатор кубанского отделения «Левого фронта», кандидат в депутаты Законодательного собрания Краснодарского края, кандидат в члены крайкома, платный помощник депутата заксобрания Павла Соколенко Дмитрий Печинский написал заявления о снятии своей кандидатуры с выборов и выходе из КПРФ. В этот же день вместе с другими экс-коммунистами он провел небольшую пресс-конференцию, на которую пришли журналисты всего трех СМИ.
О причинах выхода из КПРФ рассказали бывший секретарь краснодарского городского комитета партии Алексей Тодоренко,Людмила Александрова, Юрий Васильев, Иван Кубраков, Лариса Крайниченко. Всего, по данным бывших коммунистов, с начала года в Краснодарском крае были необоснованно, по их мнению, исключены или самостоятельно вышли из КПРФ 47 человек.

«С каждым годом я понимал, насколько КПРФ далека от тех идеалов, с которыми я туда шел. Я шел в коммунистическую партию, а на деле попал в буржуазную, нагло эксплуатирующую название, которое у многих ассоциируется с борьбой за права простого народа. На деле же «борьба» была лишь за кожаные кресла в высоких кабинетах, куда садились люди, далекие от интересов рабочего класса, – заявил «ФедералПресс.Юг» Дмитрий Печинский. – Выборы за выборами борьба превращалась в торгашество за места. Вся партийная активность была лишь от выборов до выборов, как у студентов от сессии до сессии, а в остальное же время партия впадала в глубокую спячку, изредка просыпаясь к памятным датам или дням рожденья вождей пролетариата». Лидер «Левого фронта» также добавил, что одной из главных бед партии является несменяемость ее руководителей: как на федеральном уровне в лице Геннадия Зюганова, так и в Краснодарском крае, где Николай Осадчий является первым секретарем крайкома с 1995 года.

Кстати, параллельно с выходом из КПРФ Печинский покинул Ленинский коммунистический союз молодежи. «Комсомол, организованный перед выборами в Государственную думу, вдохнул тогда в меня надежду. Я, по наивности, подумал, что он не пойдет по пути партии, станет реальной молодежной силой, способной эффективно противостоять нынешней власти. Как позже выяснилось, комсомол был лишь кратковременным проектом КПРФ, нужным исключительно для выборов в Госдуму, для набора бесплатной рабочей силы. Как только выборы прошли, комсомол стал никому не нужен, у нас так и не появилось ни обещанного помещения, ни флагов, ни агитматериалов. Звонки из районных комитетов ЛКСМ игнорировались и первым и вторым секретарями крайкома комсомола. Районы стали никому не нужны, им даже не выдавали комсомольские билеты», – поведал экс-коммунист.

На пресс-конференции Алексей Тодоренко рассказал, что за секретарями первичных отделений КПРФ на мартовских выборов закреплялись несколько избирательных участков, куда он предлагал членов избиркомов и наблюдателей. При этом, по словам экс-коммунистов, секретарь городского комитета Сергей Лузинов выдавал каждому из них по 750 рублей. «Эти деньги платились из той кассы, которая не прошла через фонд кандидата на должность президента России Геннадия Зюганова», – уточнил Тодоренко.

«На пресс-конференции было сказано, что Осадчий приобрел трехкомнатную двухуровневую квартиру в элитном доме после того как он передал мандат Ширшову (во время выборов депутатов Госдумы в декабре прошлого года Николай Осадчий, шедший по списку третьим, уступил мандат стоящему за ним Константину Ширшову, являвшемуся депутатом российского парламента предыдущего созыва, – прим. авт.), – рассказал экс-член КПРФ, член избирательной комиссии Краснодара Вячеслав Потапов. – Партия занимается только тем, что пожирает своих членов и борется между собой за места в органах власти».

Однако у краевого комитета КПРФ противоположный взгляд на данные бывших товарищей. «Действительно, наблюдатели и члены комиссий получали деньги, но сумма была поменьше. Это была не плата, а самая минимальная компенсация за неудобства, которая только частично компенсировала сотовую связь, питание, проезд домой после закрытия участков. Хотелось бы больше, но скромные возможности», – пояснил «ФедералПресс.Юг» ответственный за избирательные кампании второй секретарь крайкома Евгений Ращепкин. Он отметил, что подобные демарши происходят далеко не каждые выборы.

«Откровенно говоря, немножко обидно за пацана, – прокомментировал выход 23-летнего Печинского второй секретарь крайкома. – Ему были предоставлены, может быть, несколько опережающие большие возможности… Понятно, что не на проходное место его в список взяли, по-разному и к этому можно относиться. Значит, начитался он «измов», чистой демагогии. Ну, Бог ему судья!».

Комментируя выход из партии 47 человек, Евгений Викторович напомнил, что в кубанской КПРФ состоят 5600 человек, так что число покинувших и исключенных составляет менее одного процента. «Люди по разным причинам уходят, в том числе есть товарищи, которые искали в партии реализацию своих личностных интересов, а столкнувшись с тем, что реализация личностных интересов связана с активной деятельностью не за страх, а за совесть, они начинают искать более благополучное место», – подытожил Ращепкин.

«Дело в том, что выборы обнажают все противоречия и внешнее влияние. Любое недопонимание или конфликт разжигается извне, – прокомментировал ситуацию секретарь ЦК КПРФ, депутат Госдумы от Краснодарского края Сергей Обухов. – Это как раз тот случай. Есть определенные группы людей недовольных, обиженных, как одноразовое изделие их используют». Сергей Павлович отметил, что это только в Краснодарском крае бывшие коммунисты (имеются в виду Потапов и Тодоренко, вскоре после выхода из КПРФ ставшие кандидатами в депутаты заксобрания от «Справедливой России») перешли к эсерам.

материал «ФедералПресс.Юг».