Лента.Ру: Поездка к морю

Как краснодарские экологи борются со строительством элитной дачи

Активисты-экологи из Краснодарского края пытаются выяснить, на каком основании 8 гектаров приморской земли оказались огорожены забором с колючей проволокой. За забором, как они считают, строится дача губернатора края Александра Ткачева. За активистами следят, их задерживают и приговаривают к административным арестам. Один из них, Сурен Газарян, вышел на свободу после 10 суток в спецприемнике, и теперь ему предстоит познакомиться с уголовным делом, уже заведенным против него. Корреспондент «Ленты.ру» отправился в Туапсе, чтобы разобраться в ситуации на месте.

Аэропорт Краснодара, вход в зал прилетов, ленивое весеннее утро пятницы. У входа прогуливались несколько сотрудников полиции, таксисты ждали клиентов: первые три рейса ожидались из Москвы. Вокруг щиты с социальной рекламой, плакаты: «На Кубани закон такой: 22.00 — детям пора домой». С небольшими вариациями такими билбордами здесь завешан весь город, и складывалось впечатление, что после десяти вечера на его улицах начинает происходить что-то настолько плохое, что детям ни в коем случае нельзя это видеть.

На третьем утреннем рейсе в Краснодар прилетели лидер движения защитников Химкинского леса Евгения Чирикова, координатор движения «Белая лента» Игорь Бакиров, активист «Солидарности» Николай Ляскин, к ним потянулись встречавшие их местные активисты, экологи и журналисты. Утро перестало быть ленивым строго в момент их выхода из аэропорта. Полицейский что-то сказал в рацию, и к нему со всех сторон начало стягиваться подкрепление. «Таксист», с самого начала обративший на себя внимание тем, что не зазывал клиентов, а как-то даже от них отмахивался, достал видеокамеру и начал съемку. Появился пожилой полковник в сопровождении двух бойцов ОМОНа.

Группа отошла на несколько десятков метров от аэропорта. Ее снимали на видео неизвестные люди уже с трех или четырех позиций. «Мы прилетели с двумя целями, — начала рассказывать Евгения Чирикова. — Мы хотим встретить нашего друга Сурена Газаряна, которого сегодня освобождают из спецприемника, и мы хотим провести общественную экспертизу строительства на берегу Черного моря дачи краснодарского губернатора Александра Ткачева». К толпе активистов приблизился крупный лысый мужчина. «Большие люди!» — приветствовал его однофамилец защитницы Химкинского леса, активист краснодарской «Солидарности» Виктор Чириков. И пояснил: «Он в администрации края курирует политические партии и общественные движения, Карелин его фамилия». Человек по фамилии Карелин пригрозил, что все, кто здесь находятся, будут оштрафованы за фото- и видеосъемку вблизи стратегического объекта — аэропорта. После чего сам стал фотографировать собравшихся.

Московские гости выглядели настороженными: опыт протестных выступлений и последующих административных наказаний есть у многих. Но происходившее у аэропорта больше было похоже на финал детектива, когда банда уже изобличена и ее не арестовывают прямо сейчас только потому, что хотят взять чуть позже и с поличным.

Ученый-биолог Сурен Газарян из Краснодара состоит в движении «Экологическая вахта по Северному Кавказу» давно, с 2001 года. Однако строительство в Голубой бухте близ поселка Бжид дачи, как утверждается, губернатора стало для него тем же, чем для Евгении Чириковой — Химкинский лес. Газарян и его товарищи — это такое проклятие местных властей. Эколог помимо научной и общественной деятельности проводил митинги против нечестных выборов, организовал автопробег с белыми ленточками и в тот же день лишился за участие в нем водительских прав. Пытался координировать наблюдателей на президентских выборах, но получилось не очень хорошо, потому что из отделения полиции, куда Газарян попал 5 марта на двое суток, вообще сложно кого-либо координировать. Краевые власти обвиняли экологов-оппозиционеров в том, что для своих акций они привлекают детей. Видимо, тех самых, которым после 22.00 нельзя выходить на улицу. Начальник краевого управления ФСБ Михаил Власенко говорил, что давно пора «выяснить, чем занимаются эти псевдоэкологи». Пресс-секретарь администрации края Владимир Пригода в ответ на просьбу корреспондента «Ленты.ру» прокомментировать действия Газаряна и его соратников назвал их «провокацией». «Означенные личности устраивают фарс и провокации, занимаясь самопиаром», — сформулировал он.

В администрации края отрицают, что дача строится для губернатора. «Мы много раз повторяли: объект нам не принадлежит, администрация не имеет к стройке никакого отношения», — настаивал Владимир Пригода. «Конечно, самой администрации дача, может, и не принадлежит», — соглашается Газарян. В марте прошлого года он заказал выписку на строящийся объект в Росреестре. Из документа следовало, что правообладателем коттеджа площадью 999 квадратных метров в Голубой бухте является «Субъект Российской Федерации Краснодарский край» и он отдан в аренду некоему Александру Николаевичу Ткачеву — без указания должности. При этом сейчас там огорожено примерно 8 гектаров земли, и очевидцы утверждают, что кроме самого коттеджа там полно других строений.

Экологической экспертизы, обосновывающей и разрешающей это строительство, активисты не видели никогда.

Активисты, экологи и журналисты на трех автомобилях выехали из Краснодара в Голубую бухту. За нами сразу же увязалась машина-хвост — серый «Фольксваген», она плелась за колонной около тридцати километров, а потом резко ушла вперед. Виктор Чириков по дороге рассказывал, что Голубая Бухта, как и другие пляжи вокруг Джубги, очень популярны в Краснодаре — из города до моря ехать всего чуть больше ста километров. О масштабной стройке там стало известно около года назад. Отправившиеся на проверку экологи оказались в полиции, а затем и под административным арестом. Все последующие попытки попасть туда давали схожий результат. Чириков сам в прошлом году отсидел 15 суток за попытку попасть на стройку: в то время как его соратники отвлекли внимание охраны на себя, пытаясь подплыть к стройке на плотах, он прошел на территорию по суше, однако все равно был задержан. Евгения Чирикова тогда стояла в одиночном пикете, держа в руках слегка сюрреалистичный плакат «Чирикова за Чирикова».

Чириков смеялся, вспоминая, как экологи обратились в прокуратуру края и получили ответ, из которого следовало, что стройка, забор и не пускающие никого к морю охранники — это вымысел. «Доводы о нарушении лесного законодательства, а также об ограничении доступа граждан на участки лесного фонда и береговой полосы не нашли своего подтверждения, — говорилось в прокурорском письме. — Установлено, что в береговой полосе Черного моря в районе поселка Бжид ограждения отсутствуют, в связи с чем свободный доступ граждан к водному объекту не ограничен.

В том, что ограждения присутствуют, да еще как, Сергей Газарян и его соратник Евгений Витишко убедились 7 марта этого года, когда против них возбудили уголовное дело по статье 167 части 2 УК РФ (умышленное повреждение имущества из хулиганских побуждений). Она предусматривает до пяти лет лишения свободы. Забор вокруг стройки оказался разрисован надписями вроде «Саня вор», «Это наш лес», «Это наша земля», а также десятком трафаретов с изображением медведя и слова «хватит». В материалах дела сказано, что ограждение «потеряло свои эстетические качества», а ущерб потянул почти на 120 тысяч рублей. Газарян и Витишко прямо не говорили, что это сделали они, но и не отрицали. После возбуждения дела, 13 марта, Газарян и его адвокат Виктор Дутлов вновь приехали к забору — сделать фотографии, чтобы использовать их для своей защиты в суде. На них, говорил эколог, напали охранники и отняли фотоаппарат. Приехавшая полиция не отреагировала на просьбу вернуть его, зато оформила обоих по статье 19.3 КоАП — сопротивление полиции, и суд выписал им по 10 суток. Первую ночь они провели в камере Туапсинского РОВД — стоя. «Холодно, лужи мочи на полу, потому что в туалет никого не выпускают. Да и публика сидит довольно специальная, с запахом, скажем так», — рассказывал Газарян. Наутро арестованных эколога и адвоката перевели в Туапсинский спецприемник.

Мы проехали поселок Бжид и повернули к морю. Через несколько десятков метров дорога оказалась перегорожена двумя тракторами. Возле них прогуливались двое мужчин, одетых исключительно в черное. «Привет! — обратился к нам один из них. — Добро пожаловать в сказку. Ведь в ней, как известно, чем дальше, тем страшнее!» Мы оставили машины и дальше пошли пешком, мимо нескольких пустых мини-гостиниц и частных домов. Метров за триста у моря дорога заканчивалась воротами и забором. Слева от дороги проход был перегорожен металлической сеткой, справа начиналась гора, по ее склону на земле были растянуты большие мотки колючей проволоки.

Из-за забора нас снимали на видео, а из ворот вышел охранник ЧОП «Нева». Он объявил, что это — частная территория и дальше проход запрещен. Территория же, по его словам, является турбазой фирмы «Агрокомплекс». Оба этих названия много раз упоминались экологами: сотрудники «Невы» задерживали их, несмотря на то, что это выходит за рамки их полномочий, а производитель продуктов питания «Агрокомплекс» считается фирмой, близкой к губернатору Ткачеву. Поговорить с их руководством не удалось. Пресс-служба «Агрокомплекса» оставила заранее сделанный запрос корреспондента «Ленты.ру» без ответа. Руководитель ЧОП «Нева» Евгений Шендрик на просьбу дать комментарий тоже не откликнулся. Он известный в крае человек: летчик, ставший Героем России за участие в чеченской кампании. Член предвыборного штаба Владимира Путина и специалист по патриотическому воспитанию молодежи.

Евгения Чирикова достала бумагу, которая, по идее, должна была провести нас внутрь. Это было направление от одной из зарегистрированных экологических организаций «на проведение мероприятия по общественному экологическому контролю». К нему прилагался даже акт на двух страницах. «Там занесенные в Красную книгу пицундские сосны, надо бы проверить, что вы с ними делаете», — требовала Чирикова. Охранник вызвал начальника смены по имени Константин.

«Вы не пройдете, — сказал он. — Идет ремонт турбазы, там нельзя ходить. Опасно». Мимо нас в ворота и обратно все время проходили какие-то люди, преимущественно, в спортивных костюмах. «Это рабочие и водолазы», — объяснял охранник. Из-за забора вышел молодой человек в костюме и лакированных туфлях. Он нас сфотографировал и скрылся.

— Водолаз? — поинтересовался корреспондент «Ленты.ру».
— Почему бы и нет, — ухмыльнулся охранник.

После долгих, нудных и ни к чему не приведших переговоров мы отошли метров на триста от ворот и поднялись на гору. Минимум пятеро сотрудников ЧОП на небольшом расстоянии шли за нами. Мы прошли через лес и оказались у легендарного забора. Надписи на нем были закрашены желтой краской, по всему периметру шла колючая проволока. Подумалось, что сотрудники «Агрокомплекса» — люди с крепкими нервами, раз отдыхают на «турбазе», где колючей проволоки больше, чем в иной колонии общего режима.

Делать тут было больше нечего. Полицию охранники вызывать не стали, видимо не желая связываться с людьми из Москвы. Мы сели в автомобили, два уехали сразу, третий, в котором находился и корреспондент «Ленты.ру», немного задержался, и мы стали свидетелями, как встречавшие нас два человека в черном садятся в трактора и убирают их с дороги. Заметив, что мы снимаем их на видео, они спрыгнули на землю и начали деловито осматривать технику. Мы поехали, они тут же сели в черный «Ниссан» и рванули за нами. Мы остановились, «Ниссан» обогнал нас и повернул на проселок через несколько сотен метров. Потом он вновь занялся преследованием, а за пару километров до поста ДПС ушел вперед. В итоге на посту нас ждали. Полицейский сказал, что у нашего «Пежо» грязные и нечитаемые номера, а кроме этого он хотел бы проверить паспорта у всех пассажиров. Мы отказались. Из припаркованного рядом «Ниссана» наблюдали за развитием событий. Полицейский так и не смог объяснить, зачем ему наши паспорта, и отпустил нас. «Ниссан» какое-то время еще зачем-то ехал за нами.

Мы ехали в Туапсе, где через пару часов из спецприемника на улице Мира должны были выпустить Сурена Газаряна. «Нет, мам, сегодня нас не повязали, я вечером буду дома», — говорила в телефон сочинская активистка по имени Маша. Маша рассказывала, как после одной из поездок к стройке экологов задержали полицейские, у них не хватило в машинах места для всех, поэтому ее и еще двух девушек бросили в багажник. И так везли в отделение.

Встречать Газаряна собралось человек 25 из Краснодара, Сочи, Туапсе, Пятигорска. Рыжеволосый молодой человек, с которым мы пили чай в кафе (он сделал из салфетки цветок и подарил его официантке), оказался одним из организаторов знаменитой февральской голодовки незарегистрированных кандидатов в депутаты горсовета города Лермонтова. Виктор Захарченко отслужил в армии, поработал, поступил в институт и попытался баллотироваться по списку КПРФ. Список был снят. Он голодал около недели, потом понял, что старшие товарищи «сливают протест», и ушел.

Газарян вышел из спецприемника ровно в 19.00, его окружили, у него брали интервью, выводили по телефону в прямой радиоэфир, хлопали по плечам и обнимали. Евгения Чирикова кормила его печеньками. Небритый эколог в ботинках без шнурков и старой куртке выглядел очень смущенным. Толпа пошла вниз по улице в поисках кафе — отметить освобождение и дождаться 23.00, когда на свободу выходил задержанный с ним Виктор Дутлов.

— Вас что, всех сразу, что ли, освободили? — смеялись пожилые женщины на автобусной остановке.
— Нет, одного. Зато ученого! — отвечала Чирикова.

Сзади, метрах в пяти, не пытаясь скрываться, шли двое в спортивных костюмах и снимали экологов-активистов на видео.

Андрей Козенко

Метки материала:

Комментарии закрыты