КРЫМСК НАШ

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС ГОРОЖАН, ТРИ ГОДА НАЗАД ПЕРЕЖИВШИХ НАВОДНЕНИЕ: ВЕРИТЬ ЛИ ЧИНОВНИКАМ?
RIAN_01178356.HR.ruВторой месяц кубанский , летом 2012 года оказавшийся в эпицентре наводнения, обсуждает иски краевого Министерства по делам ГО и ЧС. обратились в Краснодарский краевой с требованием восстановить сроки для подачи апелляционных жалоб по делам годов, в которых крымчане добились признания домов аварийными. По данным местных правозащитников, уже подано порядка 130 исков, на прошедших заседаниях их удовлетворил. При этом и министерство заверяют, что не планируют забирать дома у пострадавших, а только «восстановят сроки». Зачем?

 

В ночь с 6 на 7 июля 2012 года несколько районов Кубани попали в зону наводнения, вызванного аномальными осадками. В эпицентре оказался Крымск, где официально погибли 153 человека, более 60 тыс. жителей, учитывая соседние поселки, признаны пострадавшими, а порядка 1,7 тыс. домов пошли под снос. Восстановление города держал на личном контроле президент Владимир Путин, пообещавший государственную поддержку всем жертвам «большой воды».

 

Когда стал вопрос о том, что некоторым крымчанам завысили компенсации, глава государства потребовал оставить деньги: «По оценкам, общая сумма таких переплат составила где-то 26 млн рублей. Ничего страшного нет, но чего не следовало делать – это отбирать у людей эти деньги, потому что они могли их истратить».

 

Бюджетные возможности 2012-го, позволяющие делать такие щедрые заявления, не сошлись с реалиями кризисного года. Видимо, поэтому решила пересмотреть расходы.

 

Сразу же после наводнения деньги на новые квартиры получили далеко не все – у кого-то не были оформлены документы, другим пришлось доказывать факт проживания, дома третьих администрация не признавала аварийными, люди привлекали назначенную судом независимую экспертизу. Бумаги четвертых попросту терялись в мэрии, приходилось собирать их по нескольку раз. На заседаниях Крымского районного суда присутствовали и представители краевого Министерства ГО и ЧС, но так как они из-за наплыва исков назначались по нескольку в день, а представитель направлялся один, большинство заседаний проходили без его участия.

 

Решение суда, признававшего дом аварийным в результате наводнения, направлялись в администрацию для выдачи сертификата. Документы проходили несколько проверок – в самом Крымске, Краснодаре и Москве. Но на начавшихся в феврале года заседаниях чиновники предъявляют письмо первого заместителя главы Крымского района Андрея Юшко о том, что решения судов за 2013–2014 годы «для сведения» направлены в Краснодар только… в прошлом октябре. Получается, почти два года районная администрация почему-то копила решения, потом одной пачкой передав их в министерство.

 

Ссылаясь на это письмо, Краснодарский краевой суд восстановил сроки для подачи апелляции, так как представители министерства два года назад пропустили суд «по уважительной причине».
Пресс-служба Крымского района и Министерства ГО и ЧС уверяет, что не собирается отбирать у подтопленцев законно полученное жилье. На встрече с горожанами, по делам которых поданы иски, юристы министерства заверили, что отменять решения не будут, поэтому людей попросили не поднимать шумихи. Краевой министр Борис Глебов пояснил, что «речь идет исключительно о процессуальном моменте» – спустя два года его ведомство как заинтересованное лицо просто решило войти в дело. Между тем прокурор Краснодарского края Леонид Коржинек дал поручение провести проверку действий властей в этой ситуации.

 

«…ПУТИН ВЫДЕЛИЛ , А МЕСТНЫЕ ЧИНОВНИКИ ЗАБИРАЮТ»
61-летняя Валентина Кузнецова полжизни проработала дежурной по переезду на железной дороге. При выходе на пенсию ей оставили кирпичный домик – такие часто встречаются возле железнодорожных развилок. Дом старенький, построенный еще в конце XIX века, когда на черноморское побережье пошли первые паровозы.

 

– Наверное, он нигде уже не числится, но я-то жила там. И хозяйство небольшое было, – объясняет пенсионерка. Когда спрашиваю про ночь наводнения, голос начинает взволнованно дрожать. – Все время лил дождь, даже не дождь, а сплошной поток, как будто из ведра обдали. Уже земля водной пеленой покрылась, свет отключили. И с горы пошла сель – земля, песок, коренья, вот такие валуны…

 

В сарае были заперты коза, поросенок и птица. Коза всю ночь громко блеяла, звала на помощь, но хозяйка попросту не могла выйти из дома – судя по оставшимся на стенах отметинам, муляка (грязная, мутная вода. – Прим. ред.) поднялась здесь на полтора метра.

 

– Так и плавала моя кормилица в этой жиже, видать, наглоталась и после наводнения умерла. Погибла и другая живность, – делится Кузнецова.
Грязь вошла и в сам дом – на полметра просочилась через дощатый пол. Женщина вспоминает, что примерно таким же было наводнение 2002 года, тогда она ничего от государства не получила. На этот раз услышала, что президент Путин издал указ – всем, кто попал в зону наводнения, оказать полную поддержку. Понесла документы в администрацию, там ей посоветовали обратиться в суд. Все это время жила в вагончике на вокзале и у знакомых.
– Приходила экспертиза, все проверили – в стенах трещины, низ дома сыростью отдает. В августе 2013 года районный суд принял решение о сносе и постановке меня на выдачу сертификата, – продолжает Валентина Егоровна. – Деньги, правда, небольшие – 1,1 млн рублей, на них ничего не подобрать. В администрацию ходила, просила помочь с покупкой, но там сказали самой поиском заниматься. В итоге сертификата хватило только на половину дома.

 

Пенсионерка разводит руками – столько заседаний суда прошло, документы прошли не одну проверку – в Крымске, Краснодаре и Москве, решение суда полтора года как вступило в силу – почему тогда МЧС (многие крымчане по простоте думают, что с ними судится не краевое министерство, а федеральные спасатели) заявляет, что не знало о поддержке десятков людей?
– Путин выделил помощь, а местные чиновники забирают, так получается? – искренне не понимает Кузнецова. – Если выселят отсюда, в пещеру уйду жить, мне больше некуда…
Среди крымчан, по которым министерство восстановило сроки на обжалование, и 63-летний Мюхитдин Ревазашвили. В наводнении отец большого семейства потерял двухэтажный дом – из-за трещин в фундаменте его признали аварийным, а потом снесли. Несмотря на щекотливую ситуацию, мужчина, возглавлявший общину турок-месхетинцев, продолжает верить властям. Вспоминает, с какими проблемами сталкивались переселенцы, пока в 2004 году не организовали их переезд в США.

 

– Два моих брата выехали отсюда, сейчас живут в штате Кентукки. Но для меня вопрос эмиграции не стоял. Когда я еще учился в Ташкентском университете, нам преподавали: СССР, сейчас Россия, сильнейшая страна в мире, наш основной соперник – Америка, – эмоционально объясняет собеседник. – Когда предложили переезд туда, для меня это было дико – как поеду жить к врагу? Мы всю жизнь провели с русскими, мой отец в 1941 м ушел на фронт и встретил 9 Мая в Берлине, зачем менять своего русского соседа на мексиканца или негра? До сих пор не жалею о том выборе, горжусь российским гражданством.

 

СРЕДСТВА ПОДЛЕЖАТ ВОЗВРАТУ
30-летняя Ирина Максименко рассказывает, как ей удалось добиться признания аварийным после наводнения единственного многоквартирного дома. А сейчас она получила письмо краевого министерства с требованием вернуть деньги.
Вместе с родителями жила по улице Октябрьской в Крымске. Когда вышла замуж, молодая семья купила квартиру соседки – за полгода до наводнения. В квартире никого не прописали – пока делали ремонт, отложили формальность. Это и стало камнем преткновения: раз официально в квартире никто не проживал, власти отказались выдавать сертификат. Пришлось доказывать право на социальную помощь через суд.

 

– В ночь наводнения нас разбудила соседка – на улице уже было по колено воды. Свет отключили, сотовая связь не работала. Бежать куда-то было уже поздно, – вспоминает Максименко. – Пока собрали вещи, уже в квартире по пояс воды было.

 

Всю ночь просидели на втором этаже дома. Когда вода сошла, по стенам пошли трещины, на кухне в квартире Максименко обвалился потолок, в фундаменте вымыло отверстия по 20 сантиметров в фундаменте. Но жильцам еще полтора года пришлось доказывать, что дом – аварийный. Суд назначил независимую экспертизу, которая это подтвердила. Тогда Ирина и Максим подали иск уже по своей квартире, в которой не успели прописаться. И тоже выиграли.

 

В 2014 году они получили сертификат, на который купили жилье в Краснодаре. А несколько месяцев назад Министерство ГО и ЧС обратилось в Краснодарский краевой суд с восстановлением сроков апелляции и в итоге отменило решение районного суда.

 

– На основании письма МО «Крымский район» и согласно определению судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда вы были исключены из списка граждан, имеющих право на получение социальной выплаты на приобретение жилого помещения, – пишет и.о. регионального министра ГО и ЧС Сергей Капустин. – Одновременно уведомляем вас о том, что средства в сумме 1 122 495 рублей, перечисленные по договору купли-продажи, подлежат возврату в краевой бюджет.

 

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4737/

Комментарии закрыты