Как пытают в отделе МВД по г. Геленджику


Источник — estitov.livejournal.com

Если помните, геленджикский правозащитник Зуфар Ачилов задержан 20 февраля. Удалось достать его объяснения руководству ИВС Геленджика, где он содержится (хотя возможно, что сейчас он уже в Новороссийске).

Читаем:

«перед моими пытками в кабинет вошел начальник уголовного розыска Марченко М. Ю. с силой ударил меня кулаком в подбородок, заявив, что это только начало и мы в городе всех уже «достали»».

Как указывает Ачилов, его пытали четверо сотрудников в гражданской одежде. В полицейской практике примененная к нему пытка известна как «дыба»: руки сзади заковывают в наручники и под локти продевают металлическую трубу.

«Меня заставили раздеться до брюк и майки, раздвинули два стола, образовав между ними проход. На столы установили два стула и положили на стулья металлическую трубу, обернутую синей изолентой. Ноги мне связали моим брючным ремнем, подвесили за руки на трубу, установленную на стульях, и два сотрудника в гражданской форме силой тянули меня за ноги, чем причиняли мне невыносимую физическую боль. От боли я кричал и вырывался, но пытка не прекращалась, как минимум 5 минут, и еще меня били кулаками по груди, животу, шее и ребрам. Я вырвался и вместе с трубой упал на пол, после чего меня продолжали избивать руками и ногами, по различным частям тела.

Один из сотрудников полиции заявил, что будет на меня мочиться, чем унизит. Я кричал и звал на помощь. После этого один из сотрудников полиции взял в руки искусственный фаллос розового цвета длиной 15-20 сантиметров и заявил, что сейчас меня изнасилуют, и стал пихать мне в задний проход этот фаллос, почле чего пытался засунуть мне в рот. На мой вопрос: «что вы делаете?» они ответили: пытаем, до тех пор пока не дашь правильные для нас показания». После чего меня повторно подвесили на трубу и продолжали тянуть за руки и избивать.

Не выдержав пыток, я пообещал дать нужные им показания, которые не соответствовали действительности. Из соседних кабинетов я слышал крики Иванова В. В. и Семергей В. В., которых также пытали.

Меня вывели в коридор уголовного розыска и приковали наручниками к обитой дермантином металлической скамейке. На соседней лавочке, так же пристегнутый к ней наручниками, сидел Семергей В. В. с разбитым лицом и травмированной рукой, как он пояснил, от ожега окурком сигареты. В таком положении, в коридоре, мы просидели до 11:00 21. 02. 2012 г., без объяснения причин задержания и составления протокола задержания».

Последующие события Ачилов описывает на странице № 8 своих объяснений.

«Когда я сидел в коридоре уголовного розыска, то видел, как в один из кабинетов завели подозреваемого в преступлении и <...> жестоко его пытали, выбивая показания. Также мне оперативники угрожали, что если я не буду вести себя как надо, то они будут меня пытать электротоком, надевать противогаз, сарафан (??) и т.д. Я убедился в том, что в ОВД Геленджика пытки подозреваемых — это обычная практика и это явление здесь процветает».

Как пишет правозащитник, его «поместили в камеру ИВС № 7 с какими-то двумя уголовниками, которые стали меня пугать, что если не буду давать нужные полиции показания, они меня изнасилуют и изобьют, т.к. с их слов я попал в «прес.хату».

За время моего нахождения в камере № 7 ИВС меня дважды выводили в комнату для следственных действий, где Марченко М. с какими-то тремя сотрудниками требовали от меня, чтобы я давал показания следователю, что я, Семергей В. В., Иванов В. В., Аванесян Г. Э. создали преступную организованную группу для незаконного зарабатывания денег путем блокировки строек и вымогательства с застройщиков, денежных средств мошенническим путем».

«За дачу нужных им показаний сотрудники полиции обещали мне комфортные условия содержания в ИВС, изменить меру пресечения на подписку о невыезде и в дальнейшем условный срок, не связанный с лишением свободы».

Затем Ачилов указывает, что дал следователю Зиньковой «заведомо ложные показания, оговорив себя и других правозащитников. Вернувшись в камеру, я обнаружил, что в ней уже нет вышеуказанных уголовников».

«Пытали меня четверо сотрудников полиции, которых я смогу опознать. Один по фамилии Никитин, второй коротко стриженный, третий кавказской внешности, четвертый светловолосый, высокий, коренастый. Процессом пыток руководил Марченко М.»

Метки материала:

Комментарии закрыты