Грязные дела сотрудников УФСБ по Краснодарскому краю

УФСБ Кубани — контролирует всё и вся. А кто контролирует ?! 

Источник LiveJournal блог.

ФСБ, вроде как, самая-самая организация нашего государства.
А, что делать человеку, если против него превысили полномочия или, не дай Бог, нарушили закон сотрудники этой организации?
Куда ему обращаться? Где и у кого найти защиты и законности?
Вот, один из таких искателей, житель Краснодара, юрист Виталий Семенов.
Подскажите, если знаете, куда ему обратиться.
Пока отклик он нашёл только у журналистов Краснодара.
И даже здесь … заминка — статью журналиста Андрея Кошика испугались печатать Новая газета, Первое антикоррупционное СМИ и Кавказская политика.

Вот, история Виталия Семенова:

«Отдел по борьбе с терроризмом в Краснодарском крае занимается гражданскими делами, никак не связанными с безопасностью государства.

Сегодня возведение жилья в Краснодаре, пожалуй, один из самых доходных видов деятельности. Еще в прошлом году власти кубанской столицы заявили, что оборот рынка самостроя составляет 10 миллиардов рублей и сопоставим с бюджетом города. Как оказалось, к застройке Краснодара причастны сотрудники отдела по борьбе с терроризмом краевого управления ФСБ. Об этом нам заявил краснодарский юрист Виталий Семенов, в конце прошлого года на две недели оказавшийся в следственном изоляторе ФСБ. Его информацию подтверждают правозащитники и другие источники.

«Будешь работать под нами»

«Когда меня освободили из камеры, сотрудник ФСБ Алексей Петренко (старший оперуполномоченный службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом УФСБ по Краснодарскому краю – прим.авт.), посоветовал – будешь работать под нами, заниматься земельно-правовыми отношениями, — рассказал Виталий Семенов. – Он пояснил, что отделу по борьбе с терроризмом передали функцию курирования земель и они теперь проверяют незаконное строительство. Петренко сообщил, что на сегодняшний день проведена огромная работа, и строительные компании Краснодара находятся «под ними»». В качестве примера, добавил Семенов, он назвал известную строительную компанию (название есть в редакции – прим.авт.), «где с их подачи возникли проблемы, но в конечном итоге застройщик одумался и теперь работают с ними. Всех, кто одумался, пообещал он, обижать не будут».

Официальных комментариев строительная компания по столь громкому заявлению давать не стала. Но напомним – один из крупнейших краснодарских застройщиков в конце прошлого года действительно пережил шквал проверок, признавших незаконным возведение ряда домов, на которые раньше надзорные органы внимания не обращали. Прокуратура требовала у провайдеров закрыть доступ к сайту компании, было возбуждено уголовные дела и подан иск в суд. Уже в этом году, несмотря на призывы губернатора Александра Ткачева покончить с самостроем, компанию, кажется, не замечают…

О том, что ФСБ может быть причастно к рынку самостроя рассказала и дольщица 106-квартирного дома по улице Симиренко в Краснодаре Надежда Косивченко. По ее словам, на обращения к имевшему доверенность отцу застройщика Павла Хуртина, она получила ответ – «у меня влиятельные люди в правоохранительных структурах и администрации, ничего добиться не сможешь». Когда же женщина начала настойчиво обращаться в Следственный комитет, прокуратуру и полицию, стали поступать звонки с угрозами.

«Три месяца пыталась попасть на прием к начальнику управления МВД по Краснодарскому краю Владимиру Виневскому. Добилась. За день до приема ко мне домой приехал дознаватель с начальником отдела полиции, стали уговаривать, чтобы никуда не ходила, во всем разберутся без начальства. Но тянущаяся месяцами волокита меня не устраивала, я пошла на прием, — рассказала краснодарка. – Осенью прошлого года мне позвонили с неизвестного номера и заявили, что Иванов и Агров (фамилии старшего оперуполномоченного и начальника первого отделения 4 отдела службы по борьбе с терроризмом УФСБ – прим.авт.) прикрывают Хуртина и либо я останавливаюсь, либо будет плохо».

Угрозы Косивченко повторились, когда она записалась на прием в следственное управление в Ессентуках. За несколько дней до приема женщине позвонили люди, представившиеся сотрудниками СКР и уточнили, собирается ли она ехать в Ессентуки. Несколько человек пришли на квартиру к ее дочери, чтобы выяснить, где находится мать. Следователи уговаривали не ехать в Ессентуки, предлагали в очередной раз подать заявление на месте… Как потом догадалась  дольщица, в эти дни прием в Ессентуках проводил Александр Бастрыкин, и краснодарские правоохранители боялись, что она дойдет до него.

Показания уже готовы, только подпиши

Судебный спор юриста Виталия Семенова, занимающегося подготовкой документов на земельные участки, и застройщика Павла Хуртина из гражданско-правовой плоскости перешел в разряд… террористической угрозы стране. Сразу несколько сотрудников отдела по борьбе с терроризмом УФСБ по Краснодарскому краю с конца прошлого года курируют этот вопрос. Еще бы – на кону миллионы рублей и возможность состряпать громкое на бывшее руководство краснодарской милиции.

По словам Семенова, Хуртин должен деньги за предоставление земельного участка. Застройщик не отрицал долга в Прикубанском районном суде, где стороны заключили мировое соглашение. Затем в дело вмешались чекисты.

Начальник кубанского УФСБ генерал-лейтенант Михаил Власенко в один и тот же день – 31 августа 2012 года – вынес постановления (постановление 1, постановление 2) по передаче сообщения о якобы совершенном Семеновым мошенничестве сразу главному следственному управлению кубанской полиции и следственному отделу по Краснодару СКР. Следственный комитет отказал в возбуждении, в полиции оказались более понятливыми — 10 октября старший следователь краевого следственного управления МВД Артем Лобус открыл уголовное дело.

Вечером 20 ноября домой к Семенову приехали сотрудники отдела по борьбе с терроризмом ФСБ, через домофон убеждавшие его выйти для сопровождения в качестве свидетеля по уголовному делу. Стоявшей у подъезда гражданской жене Виталия Анне Скачко они не предъявили постановления о приводе, поэтому мужчина выходить не стал. Спустя два часа переговоров постановление привезли, и Семенов в сопровождении названного выше подполковника Дмитрия Агрова, старших оперуполномоченных отдела по борьбе с терроризмом Алексея Иванова и капитана Алексея Петренко был доставлен в главное следственное управление краевого МВД. Там ему сообщили об изменении статуса со свидетеля на подозреваемого и об аресте. Первые двое суток Семенов провел в полицейском изоляторе временного содержания № 1 Краснодара. Затем, вечером, его перевезли в СИЗО № 5, подведомственное уже в ФСБ.

«Поместили в «стакан» автомобиля «Мерседес» и длительное время возили по городу. Расстояние между изоляторами небольшое и я поинтересовался у Петренко, что происходит. Тот пояснил, что проходит обмен меня на участника группировки Армена Каневского некоего Арташа, которого из СИЗО ФСБ перевозят в полицейский изолятор» — рассказал Виталий Семенов. Оказавшись в новой камере, он узнал от соседей – обвиняемого в наркоторговле Никиты Селезнева и грузина, незаконно перешедшего границу с Украиной — что его место действительно занимал Арташ.

«На следующий день меня из камеры вывели в цокольный этаж, куда по четвергам водили в баню. Слева было несколько кабинетов. Беседу вел Петренко, потребовавший признать вину, отказаться от долга Хуртина и в качестве «бонуса» заявить на прежнего начальника УВД по Краснодару Александра Семенова, его заместителя Адама Бешкока и начальника ОБЭП города Сергея Кузмича, — продолжает собеседник. – Петренко был осведомлен, что я оказывал юридическое сопровождение жене начальника УВД Ольге Семеновой (ныне депутат городской думы Краснодара – прим.авт.) и мог знать об определенных делах». Виталий Семенов (кстати, однофамилец, а не родственник милицейского начальства), отказался от обоих предложений.

На следующий день его привели в другой кабинет, также расположенный в цокольном этаже – уже без камер видеонаблюдения. «Там присутствовали Агров, Петренко и сотрудник их ведомства, к которому обращались «Александр», — рассказывает краснодарец. – В грубой форме потребовали дать показания на руководство УВД, пообещав условный срок, если возьму особый порядок и признаю вину в мошенничестве. Когда я отказался и на этот раз, посыпался град ударов со стороны Александра, который бил по корпусу, почкам, голове… Стали требовать дать показания, вплоть до того, что мне их принесут готовые, а я должен только подтвердить – мол, начальник УВД занимался отъемом земель. Вновь сказал, что ничего показать по этому вопросу не могу, тогда удары продолжились. Александр отошел в сторону, ко мне приложился Агров».

Ежедневные побои и запугивание, по словам Семенова, продолжались до последнего, когда адвокат добилась изменения меры пресечения на домашний арест. В один из дней незнакомые сотрудники вывели его в цокольный этаж, где стали пытать током и ввели в вену препарат, после которого задержанный почувствовал слабость, сухость во рту, подавленность.

«Мое состояние, синяки видели оба адвоката. Перед каждым их посещением Петренко  с Агровым предупреждали – адвокатская прослушивается, и если хоть что-то скажу о побоях, меня вывезут на следственные действия в горы и застрелят, якобы, при побеге. Состояние было подавленное, поэтому воспринял их угрозы всерьез» — пояснил краснодарец. Он объяснил синяки падением с кровати. Но в камере на третьем этаже, где Семенов находился эти две недели, справа стоят две кровати, слева стол со скамейкой. Так как спальные места были заняты, ему выдали кушетку, которую разместили между кроватями соседей и столом. Упасть с нее было нереально. Адвокат, кстати, заявила о проведении медицинской экспертизы, но официального ответа от старшего следователя МВД Лобуса нет до сих пор.

 Цена вопроса – 40 миллионов
 5 декабря 2012 года суд изменил Семенову меру пресечения на домашний арест. Кстати, за 8 месяцев никакие следственные действия с обвиняемым и его свидетелями не проводятся, суд только продлевает меру пресечения.

Родные юриста с ужасом рассматривали, что за две недели сделали с их сыном, мужем и отцом.

«В начале декабря ко мне обратились Семеновы за медицинской помощью, — рассказала медработник Наталья Непоп. – У Виталия были синяки под глазами – синдром очков – свидетельствующий о сотрясении головного мозга. В районе правого и левого предплечий есть следы синяков, которые остаются после хватания руками. Кожа была желтого цвета, многочисленные ссадины на голове. Он жаловался на плохое самочувствие, боли в почке, головокружение». По словам медика, такие травмы мог нанести только другой человек, а не бытовое падение. Состояние юриста подтверждено медицинскими справками городской и краевой больниц.

Петренко и Иванов неоднократно приходили домой к Семенову, неоднократно вывозили для бесед с Агровым, что подтверждается записями с домашних камер видеонаблюдения. По словам юриста, они требовали денег за закрытие дела, а также вновь добивались показаний на бывшее начальство УВД – для отчета нужно было громкое дело по «оборотням в погонах». Сумма называлась разная, последняя цифра – 40 миллионов рублей.

Гражданская жена Семенова передала слова, сказанные ей с мужем Алексеем Петренко: «Я чувствую себя охранником курицы с золотыми яйцами. Только вот яиц почему-то пока нет…».

Виталий Семенов несколько раз подавал жалобы на действия сотрудников кубанского ФСБ в самые разные инстанции. Как правило, приходили отписки. В разговоре с ним Петренко бахвалился: все жалобы ему подконтрольны, он сам на них отвечает,  справедливости добиться не получится. Но 13 июня года военным прокурором Краснодарского гарнизона полковником Петром Дармовым отменено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

 Правдивость и закон никакого не волнуют

«Из нескольких источников я узнала о том, что к задержанным поступают угрозы не в кабинетах следователей ФСБ, а именно на территории ведомственного СИЗО. Общественники ставят вопрос – почему УФСБ по Краснодарскому краю в последнее время получает очень много дел, которые им неподследственны?» — рассказала член региональной Общественной наблюдательной комиссии, председатель организации «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных» Татьяна Рудакова. По ее словам, «в последнее время сотрудники кубанского ФСБ сопровождают обычные уголовные дела – свободно заходят на территорию полицейского изолятора № 1, выводят из камер задержанных и в оперативной комнате начинают «прессовать». Им важно, чтобы человек дал нужные показания – неважно правдивые или нет, это их вообще не волнует. Повторюсь — ФСБ в Краснодаре почему то занимается делами, которыми должен заниматься Арбитражный суд – гражданско-правовыми отношениями».

Информацию о контролировании строительного рынка Краснодара ФСБ подтвердил и – в прошлом директор муниципального учреждения по контролю градостроительных норм и размещению рекламы администрации Краснодара. «Когда я работал директором, ко мне приезжали сотрудники ФСБ, просили того или иного застройщика не трогать, хотя у него отсутствовали документы. Был наглый самозахват земельных участков» — признался собеседник. По его данным, если раньше самовольные постройки «крышевали» сотрудники МВД и прокуратуры, то за последние полтора года контролем за большинством застройщиков стали заниматься именно чекисты. «Несколько гектаров муниципальной земли  в Краснодаре совершенно необоснованно оформлены решениями судов в собственность на трех конкретных человек» — пояснил экс-директор краснодарского учреждения.

Схема банальна: в суд обращаются условные Иванов и Петров. Иванов говорит – Петров должен мне денег. Петров долг не отрицает, обещает отдать якобы принадлежащим ему земельным участком. Никаких правоустанавливающих документов при этом не предъявляет – мол, потерял. И судья, на основании слов Петрова, признает в пользу Иванова право собственности на земельный участок. Земля оформляется даже без ведома администрации города.

О том, что ФСБ в Краснодаре контролирует застройщиков, свидетельствует и история с домом по улице Кадетской, 9. Это один из немногих крупных самостроев, на сносе которого настоял муниципалитет. Тогда известные в кубанской столице активисты, которых многие считают агентами ФСБ, организовали политические акции – район уже обжитых самостроев заклеили объявлениями – «Ваши дома следующие», начали сбор подписей за отставку мэра Краснодара Владимира Евланова и роспуск городской думы. Власти кубанской столицы  были вынуждены принимать экстренные меры, встречаться с людьми, искать решение проблемы с застройщиком. Чекисты недвусмысленно показали, кто играет на этом поле и к каким последствиям приведут попытки муниципалитета решить проблему самостроя.

 Андрей Кошик (журналист г.)

www.livejournal.com

 

Комментарии закрыты