21.10.10 В Краснодаре суд отказался освободить из-под стражи подсудимого по делу «Промавтоматики-Инвест»

Оригинал материала — «Кавказский Узел» — kavkaz-uzel.ru

В Ленинском суде Краснодара 19 октября состоялось очередное судебное заседание по делу ООО «Промавтоматика-Инвест», на котором рассматривались ходатайства об изменении меры пресечения подсудимым Евгению Коновалову и Сергею Колесникову, находящимися в краснодарском СИЗО.

Как уже сообщал «Кавказский узел», предприниматели Сергей Колесников и Евгений Коновалов обвиняются в присвоении и растрате крупной суммы денег, принадлежащей предприятию ООО «Промавтоматика-Инвест» (ст. 160 УК РФ, «Присвоение или растрата»). По версии следствия, с 2007 по 2008 годы подсудимые присвоили 13 млн. рублей из упомянутой фирмы и распорядились ими по своему усмотрению. Сторона пострадавших по данному уголовному делу не высказывается. Однако родственники обвиняемых заявляют, что уголовное дело — фальсификация, а пострадавшие – рейдеры, захватившие ООО «Промавтоматика-Инвест»). Родственники мотивируют свои доводы тем, что «Промавтоматика-Инвест» на 50% принадлежит обвиняемому Коновалову, еще 50% владеет его супруга, и похищать деньги со своего предприятия у него не было причины.

Директор ООО «Промавтоматика-Инвест» Сергей Колесников был арестован в декабре 2009 года. Один из собственников фирмы Евгений Коновалов с мая по август 2010 года находился под подпиской о невыезде. Судебный процесс по данному уголовному делу №902851 начался в Ленинском районном суде города Краснодара в августе. 30 августа по ходатайству потерпевшего Панкратова, заявившего об угрозах в его адрес со стороны Коновалова, последний был взят под стражу прямо в зале суда. Родственники и адвокаты подсудимых заявляют, что мужчин держат в СИЗО вопреки недавно внесенным по инициативе Дмитрия Медведева поправкам в УПК РФ, согласно которым подследственных и обвиняемых по экономическим преступлениям запрещено содержать под стражей.

Очередное судебное заседание по данному делу состоялось 19 октября. Главным вопросом на нем стало рассмотрение ходатайства защиты об изменении меры пресечения в отношении подсудимого Коновалова с содержания под стражей на иную, не связанную с лишением свободы. Данное заседание прошло без участия пострадавшей стороны, которая не прибыла в суд, о чем информировала телефонограммой.

Адвокат: заключение под стражу основано не на фактах, а на словах

Для рассмотрения ходатайства сначала слово было дано адвокату обвиняемого Коновалова Виктору Мичурину. Он подчеркнул, что основанием для данного постановления послужило ходатайство пострадавшего, «однако суд не выяснял, имеют ли на самом деле место те основания, которые указываются в ходатайстве потерпевшего».

«В соответствии с изменениями, которые были внесены по инициативе президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в статью 108 УПК Российской Федерации, где четко определены статьи УК, предусматривающие совершение экономических преступлений в сфере предпринимательства, которые подходят под определенные меры пресечения, — продолжил защитник. — Статья 160, по которой проходит мой подзащитный, как раз входит в перечень статей, обвиняемые по которым не могут содержаться под стражей».

«Получается, что тот закон, который был инициирован президентом Российской Федерации, те изменения, которые вошли в статью 108, не принимаются судом, игнорируются данным постановлением. При этом в самом постановлении об изменении меры пресечения также не указано, почему не применяется данная статья УПК», — добавил Мичурин.

Также адвокат обратил внимание, что ходатайство потерпевшего, на основе которого Коновалов взят под стражу, «отсылает к тем моментам, когда пострадавшему якобы угрожали в 2008-2009 годах». «Сейчас уже 2010 год, и этот вопрос судом уже исследовался, по нему были вынесены судебные акты. В ноябре 2009 года изучался этот вопрос и получил судебную оценку, что данные не подтверждены. Новых обстоятельств, которые бы послужили поводом изменять меру пресечения Коновалову, на момент рассмотрения 30 августа не было, — подчеркнул он. — Кроме того, сам потерпевший уже был допрошен в судебном заседании, воздействовать на него и угрожать никакого смысла нет. Свидетели, на которых якобы мог повлиять Коновалов, тоже уже допрошены».

«Более того, Коновалов страдает психическим заболеванием, о чем имеются документы в материалах дела. Однако суд в своем постановлении вообще не обращает на это внимание и никакой оценки не дает, — заявил защитник. — Он просто ссылается на то, что ходатайство заявлено потерпевшим, что ему угрожают. Суд не проверял, не исследовал этих сведений, а просто воспроизвел в своем постановлении статью 97 УПК РФ, в которой перечисляются основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу».

Адвокат другого обвиняемого, Сергея Колесникова, также поддержала ходатайство об изменении меры пресечения Евгению Коновалову.

Общественный защитник: готовится жалоба в Европейский суд

Далее суд предоставил слово общественному защитнику подсудимого Коновалова, его сыну Антону Коновалову, который обратил внимание судьи на то, что у его отца «смысла не было угрожать пострадавшему или кому-нибудь по данному делу». «Господин Панкратов проиграл все до одного арбитражные процессы, в которых он участвовал сам лично и в которых был заинтересован Коновалов, — заявил он. — Все процессы полностью проиграны Панкратовым. В ситуации, когда человек проигрывает все процессы, угрожать ему представляется сумасшествием. Зачем угрожать тому, у кого ты официально выигрываешь в судах?»

Антон Коновалов также напомнил, что до января 2010 года его отец «фактически провалялся на больничной койке, и предварительное следствие с января по май не избирало никакой меры пресечения в его отношении». «Хотя, конечно же, тогда у него было гораздо больше возможностей, чтобы давить, угрожать. И подписка о невыезде была избрана следствием в мае для Коновалова только для того, чтобы дело попало в прокуратуру, потому что регламент такой», — сказал Антон Коновалов.

По словам защитника, в настоящий момент готовится формуляр жалобы в Европейский суд по правам человека и, «независимо от того, будет ли приговор обвинительным или оправдательным, само незаконное содержание Коновалова под стражей будет обжаловано». «Нам очень бы не хотелось формировать еще одну негативную практику по проигрыванию Российской Федерацией дел в Европейском суде», — добавил Коновалов.

Затем слово взяла Ирина Колесникова, супруга и общественный защитник второго подсудимого – Сергея Колесникова. «В качестве доказательств того, что Коновалов угрожал Панкратову в ходатайстве потерпевшего было приведено то обстоятельство, что госпожа Колесникова осуществляла фотографирование господина Панкратова в 2009 году. Однако по этому поводу он имел право подать заявление в следственные органы на меня за хулиганство, — заявила Ирина Колесникова. — Кроме того, обращаю ваше внимание, что с того момента, как Панкратов выступил на первом судебном заседании, он здесь больше не появлялся. Все идет по классике рейдерского захвата».

Колесникова также обратила внимание на то, что часть 1 статьи 108 УПК РФ говорит о том, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 и 160 УК РФ, при отсутствии следующих обстоятельств: «подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; его личность не установлена; им нарушена ранее избранная мера пресечения; он скрылся от органов предварительного расследования или от суда». «Ни один из этих пунктов к Коновалову не подходит, поэтому считаю, что ходатайство об изменении меры пресечения подлежит удовлетворению в полном объеме», — подчеркнула Ирина Колесникова.

Подсудимый Коновалов: «из меня сделали монстра»

Высказать свое отношение к теме ходатайства также смогли оба подсудимые. «В заявлении потерпевшего сказано, что ему угрожают, и, согласно УПК, это должно быть проверено представителем следствия, и в данном случае прокуратурой Российской Федерации, — заявил в своем выступлении Сергей Колесников. — Но местная прокуратура слепо поддержала ходатайство пострадавшего, как я думаю, в связи с тем, что наше обвинительное заключение подписано лично замгенерального прокурора Сыдоруком Иваном Ивановичем».

Подсудимый Евгений Коновалов свое выступление начал словами: «Я дожил до 50 лет и чувствовал себя всегда почетным, нормальным гражданином, а тут меня неожиданно как монстра выставили. У меня никогда даже приводов в милицию не было».

Относительно угроз в адрес пострадавшего Коновалов заявил, что лично писал заявление в Федеральную службу безопасности об угрозах со стороны Панкратова. «И у меня есть прямые доказательства, — сказал обвиняемый. — А у него нет никаких доказательств, но его доводы следствие и суд принимают как данное, не требующее проверки. Например, он говорит, что встретил меня в банке, что стоит прокуратуре проверить видеозаписи в этом банке? Был ли там я, был ли там потерпевший? Угрозы по телефону – какие проблемы в том, чтобы взять распечатки и проверить кто и когда звонил Панкратову?»

Во время перерыва в судебном процессе Евгений Коновалов также отметил, что это «стандартное решение» суда. «В нашей камере пять человек. По мере пресечения у всех идентичная формулировка! Слово в слово: угроза свидетелям», — сказал он.

Прокуратура и суд не усмотрели оснований для освобождения

Так как представители потерпевшей стороны на судебное заседание не явились, слово было дано прокурору. Его выступление было немногословным: «Уважаемый суд, уважаемые присутствующие, прошу отказать в заявленном защитой ходатайстве, поскольку обстоятельства, послужившие основанием для избрания данной меры пресечения, в настоящее время не изменились».

После этого судья удалился в совещательную комнату для вынесения решения по заявленному ходатайству. Процесс возобновился через 10 минут.

Согласно зачитанному судьей решению, «с учетом тяжести и фактических обстоятельств предъявленного Коновалову обвинения и данных о личности, суд оснований для изменения меры пресечения суд не усматривает». Ранее во время высказываний защитой доводов о невозможности угроз со стороны Коновалова в адрес потерпевшего и свидетелей ввиду того, что они уже дали показания в суде, председательствующий судья также обратил внимание, что не исключена возможность давления на свидетелей с целью изменения показаний, данных ранее.

Таким образом, суд отказал в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения для Евгения Коновалова. Как отметил судья Шакитько, защита может обжаловать данное решение в десятидневный срок.

Следующее судебное заседание по данному уголовному делу назначено на понедельник, 25 октября.

Напомним, родственники задержанных, краснодарские правозащитники и представители предприятий Кубани, страдающих от рейдерских захватов, уже провели ряд общественных акций с требованием соблюдать закон в отношении Колесникова и Коновалова.

Ранее «Кавказский узел» писал и о других рейдерских захватах собственности в регионе. 9 июля в Москве напротив центрального входа в здание Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ состоялся пикет против рейдерского захвата в Краснодарском крае сельскохозяйственного винодельческого предприятия ОАО «Запорожское» Темрюкского района. Заявляли о рейдерском захвате и представители ООО «Фрегат».

Комментарии закрыты